Игорь Бурцев

Сенсация, высосанная из пальцев… медвежьей лапы

8 октября в вечернем выпуске “Вестей” довольно много времени было отведено “сенсационной” находке остатков ноги предположительно “снежного человека”. Внешне сюжет выглядел довольно впечатляюще, по крайней мере вполне наукоподобно: здесь и альпинисты, обнаружившие экспонат “трехтысячелетней давности”, и люди в белых халатах – врач-хирург, биологи, научные сотрудники лаборатории, и рентгенограмма стопы, принадлежащая “несомненно прямоходящему существу” женского пола. Было даже сказано, что исследователи собираются провести анализ ДНК тканей, чтобы определить принадлежность стопы к тому или иному виду…

Но зачем все это, когда любому более или менее искушенному в живой природе человеку видно невооруженным глазом, что находка – не что иное, как задняя лапа медведя. И тем более специалистам, коих в распоряжении того же ТВ предостаточно даже среди телеведущих. Кроме того, в Москве довольно много музеев (взять хотя бы Зоомузей МГУ или Дарвиновский музей), где подобных экспонатов – пруд пруди, бери да сравнивай. Наконец, на ТВ знают, что в Москве есть люди и даже организации, много лет занимающиеся проблемой “снежного человека. Уж они-то не спутали бы лапу медведя с ногой гоминоида!

Более того, вопрос о “лапе” уже затрагивался в печати незадолго до того (“Комсомольская правда”, 24.09.2003), и тогда автор этих строк аргументированно высказался в пользу принадлежности лапы медведю. Тем не менее по прошествии двух недель эта лапа вновь фигурировала как нога “снежного человека”.

И опять, уже после телепередачи этот сюжет развила еще одна газета (“Жизнь”, 15.10.03). Позволю себе процитировать один абзац из нее:

“Анатомическое строение костей очень напоминает человеческое... Однако...у человека большой палец составляют две фаланги, а у этого существа их на большом пальце только три. У человека мизинец состоит из трех фаланг, а здесь на мизинце – только две.”

Этим “анатомам” было невдомек, что у медведя, в противоположность человеку, внутренний палец стопы (первый) – меньше, чем внешний (пятый). Ведь не зря же мишку называют косолапым. На самом деле то, что в газете назвали мизинцем – это первый (внутренний) палец, и наоборот.

На всякий случай я все же заглянул в зоомузей МГУ, что на Большой Никитской, и лишний раз убедился по костям и скелету медведя, что лапа с Алтая принадлежит именно этому животному, и никому больше.

К такому же выводу пришла и проконсультировавшая меня научная сотрудница отдела млекопитающих кандидат биологических наук Спасская Наталья Николаевна, просмотрев рентгенограмму и сравнив ее со скелетом стопы медведя. Что касается того, что лапа несколько узковата для медведя, то это можно объяснить тем, что ткани усохли и прижали друг к другу плюсны и пальцы. По толщине же кости вполне пропорциональны их длине. А для определения конкретного вида медведя, как заметила специалист, нужны еще несколько рентгенограмм в разных проекциях - фронтальные, латеральные, боковые с обеих сторон, и что особенно важно - с масштабными метками или в натуральную величину. Если есть предположение о новой видовой принадлежности, то нужны рентгенограммы всех имеющихся фрагментов - стопы, голени, суставов (в частности, было сообщение о находке и коленного, и тазобедренного суставов. Соответствует ли это действительности?)

Для заинтересованных искателей перечислю признаки, по которым легко отличить стопу “снежного человека” от медвежьей:

1.Наличие когтей у медведя (они на экспонате отчетливо видны). У гоминоида – ногти, как и у человека.

2.У “снежного человека” большой палец намного больше остальных. Мы располагаем реконструкцией скелета стопы бигфута, выполненной американским антропологом Гровером Кранцем. На ней видно, что у бигфута, как и у сапиенса, все кости, относящиеся к большому пальцу, раза в два – два с половиной толще (особенно плюсневая кость). Вообще, у медведя первый палец (внутренний) меньше остальных. И наоборот, пятый (внешний) – чуть больше других.

На рисунке: справа - скелет ступни человека, слева - реконструкция ступни бигфута, выполненная Г.Крантцем.

3.Линия пальцев у медведя – дугообразная (это и видно на экспонате), у гоминоида – почти прямая. У более примитивных приматов – обезьян – строение “ноги” совсем другое, оно больше напоминает строение руки человека. Поэтому обезьян иногда называют “четверорукими”.

4.Наконец, у гоминоида (как и у всех приматов) должны быть на подошве папиллярные узоры, у медведя таких узоров не бывает.

Несмотря на очевидность ситуации, шум был поднят большой. К сожалению, такое мягко говоря легкомысленно-сенсационное отношение “специалистов” и средств массовой информации к этому случаю – типичное явление. Это дискредитирует серьезный вопрос, каковым является вопрос о “снежном человеке”. Нашему исследованию буквально оказана “медвежья услуга”. Это играет наруку таким именитым противникам исследования вопроса, как зоолог профессор Н.К.Верещагин из Санкт-Петербурга – кстати, большой специалист по медведям. Уж он-то посмеется над всем этим. Так же, как и тот мишка, который изображен на прилагаемом фото В.Николаенко из книги “Экология медведя” Новосибирск, 1987. И стопу он выставил как напоказ: смотрите и сравнивайте. Подпись под фото: Старый хозяин Долины Гейзеров на отдыхе. Камчатка.

Как тут не помянуть добрым словом недавно скончавшегося журналиста Ярослава Голованова, который однажды выступил в “Литературке” по поводу “снежного человека” со статьей “Как важно быть серьезным”!

Ну, а если серьезно, то вряд ли стоит начинать с анализа ДНК. Это, во первых, дороговато, а во вторых, у близких видов (а тем более подвидов), результаты могут оказаться практически неотличимыми. Надо сначала исчерпать все анатомические методы идентификации вида, а потом идти дальше.