Итоги

Таким образом, по мнению части местных жителей, в Белоканском районе обитают три вида существ, причастных к проблеме снежного человека: каптар, меше- (или вехши) адам и одичавший разумный человек. Если анализировать общую ситуацию в дагестанско-азербайджанском горном массиве, то приходится допустить существование и четвертого персонажа. Но об этом - ниже.

Несмотря на теоретические осложнения, возникающие при допущении гипотезы о двух видах человекообразных в одном и том же районе, я считаю, что, по крайней мере, практически, следует провести грань между каптаром и меше-адамом.

Само население очень четко разделяет эти два вида: каптар - не то же самое, что меше-адам.

Позволю себе обобщить наши данные.

I - Меше-адам - лесной человек

Он же - вехши-адам, "дикий человек" (Закатальский район), каптар (на северных дагестанских склонах). В районе Белоканы, слово "каптар" обозначает другое, белое, существо.

В огромном большинстве сообщений речь идет о существе чрезвычайно сходном с человеком. Единственным отличием, собственно, является шерстяной покров, иногда -рост.

Шерсть гладкая, рыжего, или коричневого, или черного цвета, густая. О ее длине мнения различны.

Рост - крупный, не менее 1 м 80, часто - больше: до 2-2 м 10. Вместе с тем, существо не производит впечатления массивности. "Худой" - часто говорят очевидцы.

Тело сложено пропорционально, по человеческим масштабам. Сутулости, несоответствия между длиной рук и туловища нет: "Как рост у человека, так и длина рук". Обращают на себя внимание только очень длинные пальцы кисти (очевидно, "удлиненные" за счет ногтей). В одном случае были отмечены длинные нижние клыки.

Однако, очень редко проскальзывают описания иного рода:

Рост существа не больше человеческого, а наоборот - ниже. Отмечаются очень длинные руки, достигающие уровня колен, сильная сутулость, отсутствие шеи - голова прямо уходит в плечи "как у волка", яйцеобразной формы, удлиненная голова.
Эта разновидность "лесных людей" встречается исключительно редко.

Сами очевидцы не усматривают различий между "лесными людьми", т.к. каждый из них видел только один раз по одному меше-адаму. Это различие выводится нами из приведенных нам описаний. Трудно допустить, чтобы эти значительные для человеческого глаза морфологические отклонения не были замечены, хотя бы в части случаев. Между тем, повторяю, подавляющее большинство встреченных "лесных людей" ни в чем внешне не отличается от человека, разве только крупным ростом и наличием шерсти.

По годам и местам, встречи распределяются следующим образом:

Годы

Горы

Леса бассейна Алазани

Всего

1945
1946
1947
1955
1956
1957
1958
1959


1

2

1

4

1

1
1
1

2
2

1
1
1
3
1
1
2
6

ИТОГО

8

8

16

За последние 5 лет, по нашим, очевидно, далеко не полным данным, произошло 13 встреч, из них 7 в горах и 6 в лесах реки Алазани, в низине.

По времени года встречи распределяются следующим образом:

Горы

Бассейн Алазани

Всего

Весна
Лето и начало осени
Поздняя осень и зима

2
6
1

2
4
1

4
10
2

Очевидно, первой причиной преобладания летне-осенних встреч является большая подвижность населения в этот период.

По времени суток, встречи распределяется следующим образом:

Утром -

3

Днем

-

Вечером -

3

Ночью

7

Не уточнено

2

В 9 случаях из 16, "лесной человек" сам себя обнаруживал, подходя к очевидцу, правда, соблюдая при этом осторожность, причем в трех случаях он приближался к костру и грелся у него. 7 случаях "лесной человек" был обнаружен очевидцем случайно, сам того не ожидая. Но, даже заметив присутствие человека, меше-адам не проявлял особого беспокойства и не обращался в паническое бегство, чего нельзя сказать о его разумном собрате.

Ни об одном случае нападения меше-адама на человека мы не слышали, разве только смутные слухи о похищениях женщин и детей.

К сожалению, мы не располагали детальной картой района, позволившей бы нам разметить время и точное место встреч с меше-адамом.

В самых общих чертах можно только констатировать, что это существо встречается преимущественно летом, в ночные часы, одинаково часто как в высокогорье, так и в низовых и долинных лесах.

Цифровых данных недостаточно для суждения о каких-либо сезонных перемещениях, а также об изменениях количества встреч по годам.

В 2 случаях встреченные особи оказались самками, в 6 случаях - самцами. В 9 случаях половая принадлежность неизвестна или не уточнена нами. Отмечается значительная длина грудных желез у самок. Они их часто носят заброшенными за плечо.

П. Каптар

На каптаре я остановлюсь более подробно, т.к. большую часть времени мы прожили в его владениях и положили главную часть своих усилий на выяснение его морфологии и повадок и на попытки увидеть его.

Он среднего роста, не выше человека, довольно хрупкой конституции ("худой"). Конечности тонкие. Чаще, пожалуй, встречаются самки. Передвигается с исключительной проворностью, на двух ногах, "как пуля". Крайне пуглив. Никто не мог вспомнить об одном, хотя бы, случае нападения каптара на человека.

Встречается большей частью в лунные летние ночи и почти исключительно у воды или в воде небольших речек на окраине селений.

Видели его, также по ночам, собирающим орехи, кызыл, яблоки, кукурузу.

Катается в летние ночи на раз навсегда избранных им кобылах. Шесть виденных нами лошадей были рыжей масти. Среди лошадей был лишь один жеребец, очень смирного нрава. Одна из кобыл была подсосной.

Основной достопримечательностью внешнего вида каптара, поразившей всех без исключения лиц, видевших его, является его ярко белый цвет.

Никогда никто не видел у каптара следов одежды, но мало, кто смог различить на нем шерсть. Зато всеми отмечается длинные, свисающие на лицо волосы. Подробное описание шерстяного покрова дал нам лишь один человек, хорошо рассмотревший каптара в лучах фар (см. сообщение № 23). Шерсть оказалась длинной - в 20-30 см. и довольно редкой. Возможно, что в этом разгадка пробела в остальных рассказах: в самом деле, каптара, как я уже говорила, обычно встречают на речках. Длинная редкая шерсть, намокнув в, воде, так плотно облекает тело, что, действительно становится невидимой.

У самок очень длинные грудные железы.

След каптара напоминает отпечаток босой человеческой ноги, однако он длиннее и значительно уже его. Отклонения большого пальца не отмечается. В других случаях, наоборот, нам говорили, что "нога каптара, как у человека рука". Вернее всего, что никто из местных жителей не интересовался его следом.

Для большинства опрошенных времяпрепровождение и места пребывания каптара днем и в те месяцы, когда он не встречается, представляют полную неизвестность, очень мало тяготящую их. Некоторые лица считают, что днем каптар скрывается в густых зарослях колючек и там спит. Зимой, он уходит в горные леса. Ничем это мнение не аргументируется.

Каптар, хотя и панически обращается в бегство при встрече с человеком, проявляет вместе с тем удивительную фамильярность. Как уже говорилось, в летне-осенние месяцы он проникает в огороды, в жилые дворы, расположенные вглубь населенных пунктов, купается в деревенских арыках.

Прослушав и записав очередное сообщение, я всегда задавала вопрос: "Как ты сам думаешь, кого же ты видел - зверя или человека?" И неизменно рассказчик, растерявшись и задумавшись на несколько мгновений, отвечал всегда одним и тем же выражением: "Как человек!" - "Значит - человек?" - следовал второй вопрос. "Нет, зачем человек? Конечно, не человек". "Значит - зверь?" - допытывалась я. Рассказчик молчал более продолжительно и беспомощно повторял: "Как человек".

Если считать, что каптар является плодом фантазии - очень богатой, отметим, -населения, то кто же в местной фауне является его прототипом, ибо, наши очевидцы, бесспорно, видели какое-то существо, которого в страхе они могли наделить внешностью каптара.

Возможно, что прототип не один, что их несколько: обширный труд Эвельманса изобилует примерами подобного смешения различных зверей в одно загадочное существо в сознании целых народностей.

Таких зверей, ведущих ночной, скрытый от населения образ жизни и могущих одолжить каптару часть своих черт, в Белоканском районе - три.

Это - гиена, енот-полоскун и ласка.

а. Гиена (Hyena hyena hyena Linnaeus)

Следует ли считать случайностью наличие единого слова для обозначения гиены и интересующего нас существа?

Отмечу, кстати, что слово "каптар" редко используется. Я не нашла его ни в аварско-, ни в азербайджанско-русском словарях.*

Население пользуется предпочтительно словом "кафтар" или "чавтар". Слово "кафтар" означает (см. словарь): 1) гиена, 2) ведьма, 3) старый, обессилевший, дряхлый. По некоторым сведениям, "кафтар" имеет еще одно значение: "привидение", "призрак".

Созвучное со словом "каптар" имя носит гиена в Грузии - "аптари" и в Белуджистане - "аптар".

Любопытно, что в самом Азербайджане и в соседней Армении гиена именуется также "человек-волк" (соответственно: "джанавар-адам" и "марта-гайа").

"В IX веке ареал гиены достигал Владикавказа и, возможно, Новороссийска. Еще в 30-х годах, она была очень обыкновенна в Закавказье. В наши дни, она стала чрезвычайно редкой и население практически не знает ее. В 30-х годах нашего столетия она сохранилась в небольшом количестве только в малонаселенных уголках западного Азербайджана и в восточных районах Грузии" - пишет Н.К. Верещагин, т.е. как раз в интересующем нас ареале. Вертикальное распространение гиены достигает больших высот.

Гиена, как известно, не брезгует человеческими останками. Кавказская полосатая гиена - Hyena striata Buissoni- не составляет исключения. Инженер А.К. Васильев помнит случай, когда гиена пыталась разрыть свежую могилу на Кукийском кладбище. О раскапывании могил и пожирании трупов в Закавказье определенно сообщают Сатунин и Динник. Гааке также заявляет, что полосатая гиена вырывает человеческие трупы из могил. Выкопав труп, гиена не пожирает его на месте, а уносит в свое логовище, не оставляя, таким образом, следов своего кощунства.

Менее известна другая черта поведения гиены - животного сильного, злобного и скрытного: похищение ею детей. Случаи похищения детей были зарегистрированы в Ериванской и Елисаветпольской губерниях.

*) Аварско-русский словарь, "Советская энциклопедия" Москва, 1936. Азербайджанско-русский словарь. Акад. Наук СССР, Азербайджанский филиал, Баку, 1939.

"По сообщению газеты "Кавказ", в 80-х годах близ Игдыря, какое-то хищное животное за год утащило и переранило 25 детей в возрасте от 6 до 12 лет. По всем признакам это могла быть только гиена" (К.А. Сатунин).

О ночном похищении детей, спящих в садах, сообщалось в "Охотничьей газете" за 1908 (№№25 и 28).*

Н.К. Верещагин также упоминает о нападениях на детей.

К.А. Сатунин пишет: "Гиену обвиняют - и, к сожалению, небезосновательно - в двух ужасных преступлениях: похищении детей и разрытии могил... То обстоятельство, что жители часто не могли определить, кто разбойничает около их селений (курсив мой -Ж.К), зависит от того, что гиена ведет чрезвычайно скрытный образ жизни, вследствие чего очень редко попадается на глаза".

Не могу удержаться, чтобы не упомянуть эпизод, переданный мне канд. зоолог, наук Н.Н. Руковским, прекрасно знакомым с западными горными районами Азербайджана: в сороковых годах в окрестностях Измайллы разбойничал "человек-волк". После многих усилий гиена была поймана живой. Ее преступления оказались столь тяжкими, что население судило ее. В центре города была воздвигнута виселица, на которой "человек-волк" и закончил свое человеконенавистное существование. Это происходило в 1949 или 1950!..

Итак, мы встречаем у гиены две черты, которые напоминают нам каптара и меше-адама, да простят они мне это сопоставление. Разросшиеся селения ныне вплотную приблизились к кладбищам или включают их в свою территорию. Но несколько десятков лет назад, эти же кладбища находились в отдалении от обитаемой зоны и гиены могли беспрепятственно втайне собирать печальную дань. Теперь гиен нет или почти нет. Но в умах местных жителей сохранилось представление об исчезновении трупов. Напомню же, что население считает каптара человеком, которого "не приняла земля" и приводит в доказательство образование ямы в месте захоронения трупа. Нас даже специально привели, однажды, на кладбище, где, правда, свежих ям мы не обнаружили.

Таким образом, происхождение образа "кафтара" связано с загадочным исчезновением захороненных трупов, исчезновением, в котором повинен ни кто иной, как гиена, то есть... кафтар.

Гиена могла "создать" каптара.

Кто поддерживает у жителей уверенность в его существовании? Перейдем к следующим животным.

б) Енот-полоскун (Procyon lotor Linnaeus)

Постоянство встреч каптара у воды обязывало изучить список местных животных, существование которых тесно связано с водой. В этом перечне, енот-полоскун возбудил мои подозрения по трем причинам:

  1. Он не известен местному населению, хотя значительно распространен.
  2. След каптара "как у человека рука, только меньше, как маленькая рука".
  3. Сотрудник Института Зоологии Академии Наук Азербайджана, Ф. Алиев, сообщил мне, что енот-полоскун в интересующем нас районе "выцвел". Его мех стал белесовато-серым, а то и вовсе белым. Правда, эти сведения не подтвердились в Пушном институте, куда поступают все шкуры закатальского енота (Е.А. Павлова, Н.Н.Руковский).


*) Цит. по С.И. Огневу.

Важно напомнить, что, в отличие от христиан, мусульмане не посещают могилы близких и возвращаются на кладбище лишь по поводу других похорон. Может таким образом пройти много времени, пока обнаружат, да и то - случайно, что какая-то могила разрыта и опустела.

Енот-полоскун - длина крупных экземпляров которого может достигнуть 80 см -полудревесный хищник, ведущий ночной образ жизни. Днем и в зимние месяцы он спит в своем убежище - обычно дупле. Он подвижен и ловок, часто принимает стоячее положение, чтобы передними лапками раздирать пищу.

Енот - типичный всеядный хищник. Однако значительное место в его меню занимают лягушки (56,5-64,7% питания). Местообитанием лягушек и определяются, в основном, кормовые стации енота, который отдаляется на 1,5-2 км от леса для посещения мест концентрации лягушек. В воде находит он и насекомых, предпочитая их "сухопутным" насекомым.

По ночам, енот бродит по топям и мелководью, неоднократно переходя с одного берега речки на другой по воде. Енот пользуется проезжими дорогами и тропинками, особенно возвращаясь к логовищу на утренней заре.

Я уже писала о том, что енот не знаком местным жителям. С другой стороны, "близость жилья человека не пугает енота, если его не беспокоят, - пишет Н.Н. Руковский. - Мне известно дупло в тополе, стоящем среди рисового поля. Оно уже два года служит жилищем еноту. Тополь находится в 200-300 м от ближайшего строения, обитатели которого не знают об этом соседстве. Неоднократно я встречал свежие следы енотов не только в небольших поселках, но и в районном центре, Измаиллы. Вместе с тем енот очень осторожен..."

Как же выглядят следы стопоходящего енота? Они похожи (Н.Н. Руковский, "Охота и охотничье хозяйство", 1957, №6, стр. 25; Н.К.Верещагин, "Млекопитающие Кавказа", 1959, стр. 573) на "маленькую руку человека". След же задней лапы вместе с "локтем" дает изображение действительно длинной и очень узкой "человеческой" стопы, хотя и очень маленькой. Добавлю, что в минуты тревоги, мирное мурлыкание енота заменяется пронзительным, вибрирующим, "милицейским" свистом.

Я писала выше о том впечатлении, которое произвели на нас петли в гривах. Разумеется, мне приходилось слышать, что ласка забирается в гриву лошадей и путает ее и даже заплетает ее в косички. Но я не могла, да и теперь не могу, представить себе, каким образом, каким инструментом ласка в состоянии сплести и завязать узлы, которые мы видели и для чего. Я полагала найти быстрый ответ на эти вопросы по возвращении в Москву. Я глубоко ошибалась: ответов на эти вопросы, как это ни странно, нет.

В главах, посвященных ласке, зоологические опусы подробно описывают морфологию и экологию исключительно свирепого, решительного и смелого маленького животного.

Ласка ведет оседлый образ жизни в микроареале, не превышающем 20 га. Основой ее существования служат мышевидные грызуны, которые она беспощадно уничтожает (до 3000 в год). В южных районах она поедает вдобавок рептилий и насекомых. Пернатые терпят от нее жестокий урон. Ласка, не задумываясь, успешно атакует даже таких крупных животных, как заяц, тетерев. Она деятельна круглосуточно, но всегда избегает открытых мест. Соседство человека не пугает ее. Более того, ласка иногда поселяется в самом жилище человека, откуда отправляется в стремительные рейды против полевых и домашних грызунов. Обычным же обиталищем ей служат осыпи скал, каменные стены амбаров, конюшен, куда ее привлекает обилие грызунов, или норы последних. Пребывание ласки в определенном районе и даже численность ее потомства зависят от количества мелких грызунов. Если охота становится скудной, ласка переходит в новый микроареал.

О странных посещениях лошади лаской не пишется вовсе или вскользь.

В просмотренной литературе я встретила лишь одно описание наблюдения: П.А. Мантейфель, услышав ночью, что лошадь бьется в стойле, вошел в конюшню и, осветив гриву электрическим фонарем, обнаружил в ней тут же ускользнувшую ласку. Под гривой оказалось несколько кровоточащих точек, столь малых, что невозможно было в точности их приписать действию зубов или когтей зверька.

"Для меня стало ясно, кто так хитро перепутывал в косичку гриву у этой лошади, про которую говорили, что с ней по ночам водится домовой" - заключает Мантейфель.

Те немногие авторы, которые упоминают о связи ласки с лошадью, ссылаются лишь на это единственное наблюдение.

Несколько более подробно над этим "загадочным явлением" останавливается В.Н. Шнитников.

"Однако и теперь, после точных наблюдений (перед этим следовало все то же наблюдение Мантейфеля - Ж. К.), мы мало продвинулись в объяснении этого странного явления, мотивы действий ласки по-прежнему остаются непонятными. Чересчур уж маловероятным кажется предположение, что ласка нападает на лошадь с целью напиться ее крови. А какое-нибудь более правдоподобное объяснение найти в данном случае еще труднее".

Я решила обратиться к специалистам по коневодству. Захватив с собой отрезанный в Белоканах узел, связывающий две косы, я посетила Кафедру Коневодства Академий им. Тимирязева (проф. Витт) и Институт Коневодства Министерства сельского хозяйства. Оказалось, что люди многие годы общавшиеся с лошадьми, действительно слышали о том, что ласка спутывает гриву лошадей, но сами никогда не видели таких грив, Тем не менее, все сходились в одном - представленный узел не мог быть плодом творчества ласки. По мнению проф. Витта - этот узел был сделан человеком для нашей мистификации. Но самым неожиданным было сообщение доктора Анны Моисеевны Марковой, ст. научного сотрудника Кафедры Коневодства: проживая в Северных и Восточных районах Казахстана в 1941-42 г.г., ей неоднократно доводилось слышать от табунщиков, прибывающих из Южных степей, жалобы на какое-то существо, высасывающее молоко кобыл по ночам. С этой целью, двуногое существо заплетало в гриве петли, куда оно вставляло ступни. Лежа на животе, лицом к крупу, захватив одной рукой основание хвоста, а другой - бедро лошади, существо свешивалось под живот кобылы и на ходу сосало ее вымя. Табунщики именно этим объясняли неудои и недостаточную выработку кумыса. Само собой разумеется, доктор Маркова в свое время никакого внимания не уделила этим россказням о "нечистой силе", которая упоминалась табунщиками с большим страхом и неохотой.

Поставив передо мной статуэтку коня, сотрудники оживленно объясняли мне, что этот, оказывается, очень простой прием джигитовки, только и может обеспечить доступ к вымени, т.к. ни одна кобыла не даст постороннему существу подступиться к себе в покое. Возможно, что "существо" предварительно изнуряет кобылу, сидя на ней верхом, по-человечески, и гоняя ее галопом. Кстати, для чего ему петли в гриве, как не для ног. За гриву можно ведь просто держаться руками.

Продолжая поиски ответа на вопрос о причинах посещения лаской лошадей, я обратилась к проф. Н.Н. Плавильщикову, и.о. директора музея МГУ, и к известному натуралисту Б.Н. Спангенбергу. Они проявили чрезвычайно живой интерес к рассказам о "каптаре". Представленный узел не может быть сплетенным лаской. Насколько известно, последняя посещает коней только зимой, в стойлах, куда ее притягивает не лошадь, а грызуны, гнездящиеся в конюшнях. На шею лошади ласка попадает случайно в погоне за мышью. Если даже допустить, что она привлечена ее потом, в связи с зимним недостатком солей, то летом, при обилии пищи, эта необходимость отпадает. Нигде не описаны случаи посещения лаской лошади в поле, на открытом воздухе.

Как уже говорилось, встречи с белым каптаром имеют место лишь в сравнительно небольшом районе, площадью 15x15 км, окружающем городок Белоканы. За пределами этого района мы никогда не слышали о белом каптаре.

Однако Зерчанинов видел во время 4-дневного заезда в Дагестан старика, встретившего этим летом белую женщину-каптара на северных склонах Кавказского хребта.

Каптара отличает от меше-адама:

У нас сложилось впечатление, что каптар более подвижен, менее тяжеловесен, более пуглив, чем меше-адам и вместе с тем, если можно выразиться, более легкомысленный. Это впечатление, возможно, ложно.

Мы располагаем лишь 14 протоколами описания встреч с ним, т.к., к сожалению, не все беседы были нами зафиксированы.

Большинство встреч - восемь - относится к 1958-59 гг. 12 встреч происходили летом:
июнь - 1
июль - 1
август - 4
сентябрь - 6

11 встреч произошли ночью, остальные - вечером; 6 встреч имели место у воды. В 5 случаях каптар был замечен на лошади или возле нее.

Среди встреченных особей было 5 самок и 2 самца. В 7 случаях, т.е. в половине случаев, половая принадлежность особи не была установлена очевидцем из-за недостаточной видимости или из-за страха.

В указанной сфере появления каптара преимущественно посещаются пять пунктов: Казбина, Куллар, Поштбина, Кабахчола, Магамаллар, особенно первые три. Расстояния между этими пунктами незначительны; каптар же очень подвижен. Не исключена возможность, что эти пункты посещаются одними и теми же особями, что сводит их количество к очень незначительной цифре. Вероятно, в данном районе обитает 5-6 особей или того меньше.

III. "Одичавший" разумный человек

Сообщение тов. Дьякова, подтвержденное четырьмя офицерами из Лагодехского гарнизона (запись беседы не включена в отчет по техническим причинам), пожалуй, не оставляет сомнений в возможности одиночного существования разумного человека в условиях первобытности, в климатической обстановке Восточного Кавказа.

Наличие у странного существа, посетившего костер охотников и разделившего их трапезу, остатков одежды, а, главное, его членораздельная речь, пусть бессвязная, изобличает его принадлежность к человеческому роду.

Вместе с тем, небольшая деталь отличает его от описанных нам "лесных людей": его шерсть или волосяной покров - черного цвета и курчавая, а не гладкая и рыже-коричневая, как у меше-адама.

Существо явилось с двумя убитыми черепахами, которые оно не забыло унести с собой после ночевки.

Может ли человек "одичать"? Что значит "одичать" для человека? Сознательно покинуть общество подобных или, лишившись разума, сохранить лишь древний инстинкт животного? В последнем случае, могут ли наступить адаптация организма и реорганизация некоторых его функций, достаточно быстрые, чтобы сохранить существование при первом непосредственном контакте с новой внешней средой и обеспечить это существование в последующем? Как скоро может, например, разрастись волосяной покров, достаточный чтобы обеспечить надежную защиту от холода? Проблема питания в данном районе менее сложна, т.к. природа изобилует легкодоступными источниками пищи.

Однако и здесь, потребление сырой пищи, особенно животного происхождения (лягушки, черви, черепахи) ставит желудочно-кишечный тракт, его железы, печень, все системы метаболизма перед совершенно новыми для них задачами, забытыми многие тысячелетия назад.

Знакомство с этим существом поставило бы чрезвычайно любопытные вопросы перед медициной, биологией и психологией.