Каратегинский хребет

        Кроме отрогов Гиссарского хребта автор с одним-двумя спутниками выезжал на рекогносцировку на Каратегинский хребет, где в высокогорных кишлаках встречался с очевидцами. Один из них пожилой таджик богатырского сложения Саид Рахимов  рассказал, что в молодости ему пришлось бороться с гулем.

                                        

                                   Схема Каратегинского хребта.

 

         Гуль был молодой и пытался устано­вить свое главенство в том районе, вступив в схватку с вторгшимся в его предполагаемые владения человеком. Выследив Саида, шедшего по тропе в безлюдном месте, гуль выскочил из кустов на четвереньках, прыжком бросился на него и обхватил руками. Борьба происходила вполне благородно, то есть без применения зубов, твердых и острых, как стамеска, ногтей и каких-либо посторонних предметов - просто гуль пытался повалить противника и сбросить его с тропы. Молодой человек под два метра ростом (даже в старости видно было его богатырское сложение) сравнительно легко одолел своего волосатого противника и бросил его на землю. Потерпев поражение, гуль, издавая жалобные плачущие звуки и огорчённо ссутулившись, удалился. Больше они не встречались.     

                                     Вахшский хребет (Дарваз) 

      Местное название “дикого волосатого человека” у жителей Дарваза – “джондор” (“зверь” по-таджикски).

 

       В 1981 году руководителю эспедиции стало известно, что в 1980 году в верховьях реки Ях-Cу (на южных отрогах Вахшского хребта) видели труп волосатого человека, погибшего в селевом потоке в верховьях речки Дараисо.   

 

     

 

       В июле на место происшествия выехал Л.Ершов, который разыскал одного из очевидцев и установил, что же произошло, и выяснил, как было дело. Под насыпью дороги, идущей вдоль Ях-Су, для переезда через впадающую в неё с севера речку Дараисо проложены две бетонные трубы диаметром по 1,5 метра каждая (на фотографии видна левая труба), но они не справлялись с увеличившимся потоком воды, и перед ними образовался “пруд” с водоворотом. Ехавший на этом бензовозе рабочий рудника Н.Селезнёв выскочил из кабины и попытался выловить утопленника, зацепив его рукой, но это ему не удалось. Тогда он бросился за какой-нибудь палкой, не найдя подходящей, он схватил длинную ветку. Но труп плавал уже далеко от берега, и он не смог до него дотянуться. Труп уже приближался к воронке. Тогда Селезнёв бросился вниз по тропинке, которая вела к пешеходному мостику через речку, надеясь перехватить его там, но не успел. Утопленника пронесло мимо мостика раньше его. Труп унесло в ревущую бурунами Ях-Су, и Селезнёв  увидел только, как он несколько раз мелькнул в её мутных волнах.                               

                 

 

        На фотографии (снимок сделан со стороны пересохшей р.Дараисо) показано место, где в образовавшемся перед насыпью водоёме шофёр бензовоза увидел плавающий в водовороте покрытое чёрными волосами тело человека, принесенное селевым потоком из ущелья речки Дараисо.

        Когда бензовоз прибыл в Шугноу и рабочие рудника узнали о происшествии, то все бросили работу и кинулись вылавливать утопленника-джондора. Прочесали берега километров на 20 вниз по течению, но ничего не нашли. Начальство было взбешено и виновников, привезших это известие, лишило квартальной премии за срыв работы рудника.

        Вечером старики говорили, что напрасно люди разыскивали этого утопленника, так как это был молодой джондор (взрослый, по их словам, “никогда так не погибнет”). Родители ночью нашли его и унесли - “они всегда так делают”.

         На следующий год весной группа медиков из Душанбе ехала мимо Шугноу в сторону перевала в Тавильдару. Перед перевалом шофёр остановил машину и сказал: “Смотрите, вон ваш снежный человек”. Пассажиры выскочили из машины и увидели стоящие на выступе скалы две “человеческие” фигуры. До них было метров сто, и было видно, что они выше и массивнее обычных людей. Кроме того, на них не было никакой одежды. Возможно, это были родители волосатого утопленника.

         Рудник прииска “Таджикзолото” расположен в начале ущелья Дэвхук, в котором местные жители иногда встречают следы джондора (дэва).

         Познакомившись осенью с отчётом Ершова о поездке в Шугноу, весной следующего 1982 года мы с Дехкановым направились в верховья Ях-Су.  В Душанбе к нам присоединился знакомый охотник из Кургана Валерий Попов с немецкой овчаркой Беком. Мы решили добираться туда через Тавильдару – небольшой городок, расположенный на берегу реки Обихингоу, бывший районный центр. Этот городок в монографии Б.Ф.Поршнева упоминается как населённый пункт, часто посещаемый реликтовыми гоминоидами – джондорами.

         Посёлок – точная копия крупной кубанской станицы, застроен неболь-шими, в основном одноэтажными, мазанками, утопающими в садах фрукто-вых деревьев.  Нашли местную школу, где застали директора и нескольких учителей. Разговорились. Попросили рассказать, что они знают о джондорах. Оказалось, что о волосатых людях здесь знают все, но видели из присутствоваших семи человек только двое. Одна из учительниц видела в сумерках, как массивный человек без одежды рвал в саду яблоки. Другой случай рассказал директор. Он как-то ехал верхом на лошади и за ним по дороге шёл странный человек. Он тоже был без одежды. Директор испугался и поехал быстрее, но, оглянувшись через некоторое время увидел, что его преследует, как ему показалось, коза (!). И о таком же случае ему рассказывал бригадир местного колхоза, которого кто-то преследовал, превращаясь то в осла, то в козла.    

          Последствия подобных галлюцинаций часто приводят здешних людей в психиатриические больницы, а в отдельных случаях и к смерти. По какой-то причине такие рассказы распространены в восточных районах Таджикистана.

          Переночевали на окраине посёлка. Утром оставили Попова с Беком сторожить наше имущество, мы с Мэлсом проехали на попутной машине километров 20 до кишлака Али-Сурхон, где директор школы рекомендовал нам встретиться со старым охотником Шариповым. Разыскав его дом, мы увидели красивого таджика ростом не меньше 185 см. Разговорились. Наш собеседник спокойно говорил о джондорах.

           Он рассказал, что в 30-е годы трое молодых таджиков ехали на конях по лесной дороге и им навстречу вышли два джондора. Кони остановились и отказались идти дальше. Тогда ребята отцепили стремена и, размахивая ими, как нагайками, погнали коней на джондоров. Один из них не выдержал атаки и скрылся в кустах. Второй побежал по дороге, но парни догнали его и забили стременами.

           Сам Шарипов встретил джондора один раз. Тот стоял на тропе и загораживал ему дорогу. Так они стояли напротив друг друга минут 20, но  джондор был ещё молодой, небольшого роста и, в конце концов, уступил ему дорогу.

            Будучи в Комсомолабаде, он от знакомых охотников услышал рассказ о том, что в 1980 году трое охотников во время охоты на козлов наблюдали, как на противоположном склоне два огромных джондора преследовали медведя. Первый преследователь догнал свою жертву, и с размаху ударил  его рукой (может быть у него в руке был камень, но охотники этого не разглядели). Медведь упал замертво. Джондоры разодрали его брюхо и стали пожирать внутренности. Охотники видели, что они поедали что-то красное –  очевидно, печень.

          Вернувшись в Тавильдару, мы на следующий день собрались и на попутке поехали в ущелье Ях-Су. Вылезли в Шугноу. Прошли через посёлок и рудник и углубились в ущелье Дэв-Хук. Дорога быстро закончилась, и идти пришлось по скользкой расползающейся под ногами крупной гальке.  Шли часа два, но, кроме следов проползших утром двух гюрз, ничего интересного нам не попалось. Уже решили  повернуть  обратно, как вдруг на небольшой песчаной отмели увидели  несколько каких-то следов. Когда подошли ближе, то рзглядели, что на песке отпечатались довольно чёткие следы босых человеческих ног. Следы были двух типов. Неясные маленькие длиной примерно 20-22 см и более крупные. Самый отчётливый большой след имел размеры 30 х 9,2 см. (показан на фотографии). Отвесные стенки ущелья здесь сложены песчаником и подняться на них было практически невозможно, но следы оканчивались возле такой стенки.

           Пройдя дальше по ущелью и ничего больше не обнаружив, мы повернули обратно.

         На другой день решили осмотреть ущелье Дараисо, в котором погиб утонувший джондор. На попутке доехали до переезда через трубы. Речка почти пересохла. Осмотрев место, где видели утопленника, мы направились вверх по  ущелью, которое было завалено камнями и вырванными деревьями – последствия селя. Дойдя до развилки ущелья, поставили палатки. Дальше разделились – мы с Дехкановым поправились вверх по основному русл, а Попов с Беком направились обследовать верховья бокового притока.

       Пройдя часа два, мы вышли на участок, заваленный большими камнями, местами покрытыми слоем глины или ила. На некоторых видны были вмятины, напоминающие следы, но документальной ценности такие отпечатки не имели, хотя выработавшееся уже внутреннее чувство подсказывало, что в этом ущелье ОНИ есть.

        Ещё некоторое время ползаем по камням и между ними и, наконец, удача! На небольшом участке влажного песка, смешанного с илом, хорошо просматривается несколько следов маленьких ног.

               

 

       Наиболее чёткий размерами 22 – 12,5 см показан на фотографии.

 Попов тоже ничего заслуживающего внимания не обнаружил. Поужинав, легли спать, оставив Бека сторожить лагерь. Имевшийся у нас пакет с 1 кг сливочного масла, купленного в киоске прииска, вместе с другими продуктами подвесили на ветке дерева. Попов утверждал, что Бек настолько воспитан, что продуктам ничто не угрожает. Как же он был обескуражен, когда утром обнаружил, что масло и Бек исчезли – наш сторож не выдержал искушения и слопал весь килограмм. Понимая свою вину и, вероятно, чувствуя себя не очень здоровым, Бек убежал и не откликался на зов Валерия, так что он отправился его искать. А мы с Мэлсом пошли посмотреть ещё одно небольшое боковое ущелье, подходящее к Дараисо с юга. И не напрасно.

       Пройдя метров 300, на берегу небольшого ручейка мы обнаружили отпечатки босых детских ног и ладошек – ребёнок опёрся  руками на влажный песок по его сторонам, очевидно, для того, чтобы наклониться к воде и напиться.

 

                               

            

 

 

        Таким образом, можно утверждать, что в этом районе бродят три джондора: два взрослых и детёныш. Скорее всего, это родители того молодого джондора, который утонул в селевом  потоке речки Дараисо в 1980 году. Возможно, небольшие следы в ущелье Дэв-хук и отпечатки ладони в ущелье Дараисо принадлежат их младшему детёнышу.

        Размеры  следов членов этой семьи: 38 х 17; 30 х 9,2 и 26,5 х 8 см.

        Этот район – восточные отроги Вахшского и Дарвазского хребтов, - безусловно, является перспективными для направления туда поисковых групп, но возможности нашей экспедиции оказались слишком ограниченными.

 

                 Экспедиция на Суркх в 1983 году                             

        В 1983 году мы с В.Поповым и двумя девушками (моей дочерью Ириной и её подругой) приехали в город Нурек. Нам удалось договориться с начальником гидрометеослужбы Нурека, и он предоставил нам маленький катер на подводных крыльях, на котором мы за час промчались около 80 км по сверкающей глади голубого Нурекского водохранилища, любуясь окружающими горами. Обжитый нами в верховьях хребет Суркх ближе к плотине Нурекской ГЭС (высотой 300 метров) обрывается в воды водохранилища неприступными отвесными скалами.

        Причалили мы у выхода к Вахшу небольшого каньона - узкой трещины в скалах красного цвета (мы назвали его “Красным ущельем”, расположенной на крутом северном склоне Вахшского хребта.

        По словам живущего на противоположном берегу, километрах в пяти от “Красного ущелья” отшельника, он несколько раз в этом месте видел выходившего к берегу гуля.

      Пройдя около километра вверх по узкой щели в отвесных скалах, мы вышли на небольшую полянку, которая показалась нам безопасной на случай землетрясения, и расположили свой лагерь. Метрах в ста от лагеря ущелье перегораживает небольшой скальный уступ высотой примерно три метра, с которого падает небольшой водопадик. Выше водопада ручей образует несколько луж, окаймленных отмелью из влажного песка и глины. На этой отмели мы в первый же день увидели свежие чёткие следы босых ног двух размеров: 26 и 28 см. в длину.

       Метрах в 50 от отмели находится большой камень, возле которого мы с Поповым решили организовать ночные дежурства, так как предположили, что если гоминоид сюда приходит (напримр, на водопой, так как в ручье хорошая пресная вода), то он, скорее всего, будет идти со стороны верхней части этого ущелья. Выше водопада скальные стенки ущелья сменяются травянистыми склонами и спуститься здесь к воде (ручью или берегу водохранилища) удобнее, чем лазать по отвесным скалам.,

        С началом темноты один из нас, вооружившись фотоаппаратом, ножом и фонариком, усаживался спиной к камню и лицом к водопадику и отмели со следами. В течение пяти дней мы, не смыкая глаз, дежурили возле этого камня, но ОН так и не появился. За­то во время дежурства Попова мимо него прошествовал дикобраз, а меня навестила медведица. Это было ближе к утру. Я сидел возле камня и, прислушиваясь, смотрел в сторону водопада. Вдруг со стороны левого склона послышался звук упавшего небольшого камешка. Оглянувшись на этот звук, я увидел метрах в двадцати от себя поднимающуюся по наклонной тропинке медведицу и семенящих за ней двух маленьких медвежат. До этого они шли со стороны нашей палатки совершенно бесшумно, но очевидно порывом ветра до мамаши донёсся запах человека, она уско­рила шаг и случайно столкнула камешек, а так я бы их и не заметил.

       Отоспавшись после ночного бдения, мы днём отправлялись осматривать верхнюю часть ущелья. Там оно расширяется и, очевидно, имеет подходы с южной стороны хребта, так как там мы обнаружили обсаженные пирамидальными тополями площадки, оставшиеся от разрушившихся бывших глинобитных домов, сохранившиеся отдельные яблони и небольшие виноградники. Всё это было брошено давно, так как даже развалин глинобитных домов видно не было, но растения чувствовали себя прекрасно – цвели и плодоносили.

       Место, конечно, для гулей самое подходящее, но нам добираться сюда слишком сложно - есть много мест, столь же перспективных, но более доступных.

          

        На следующий год мы с Дехкановым оказались в устье Чимжона - напротив Красного ущелья. В этом месте весной 1980 года охотник из Орджоникидзеабада Ятим Назимов, сидя в засаде на кабанов, увидел прошедших мимо него трёх гулей.

       Мы добрались туда, идя вдоль Вахша со стороны Йонахша. Это не значит, что мы шли по проторённой дороге. Миновав пологие склоны, нам пришлось преодолеть два перевала и форсировать несколько небольших речек. Места попадались живописные: разноцветные скалы со срывающимися с них каскадами водопадов, узкие карнизы. На одном из них в тот, момент, когда мы огибали выступ отвесной скалы, из-за неё вылетели три больших орла. Они так удивились, увидев людей, что будто “споткнулись” о невидимое препятствие. Вместо плавного парящего полета они вдруг резко затормозили и кувырком полетели вниз. Конечно, метров через  десять они пришли в себя, расправили крылья, поймали восходящий поток и снова отправились парить над горами. Я и предположить не мог, что орлы могут “спотыкаться” и кувыркаться в воздухе.

        На отвесной стене противоположного (южного) берега Вахша Мэлс показал мне “геологическую розу” - грандиозные силы смяли пласты горных пород таким образом, что они образовали почти полную окружность. На обрыве нам виден был только поперечный срез пачки смятых пластов, а на самом-то деле эти пласты были свёрнуты в трубку диаметром метров 50, а то и больше. Длина же этого “рулета” может быть многие сотни метров. Хотя при этом как-то не возникает мысль, что все громадные горные хребты свидетельствуют о тех невообразимых силах, которые таятся в глубинах земли.

            Когда мы остановились на привал, нас навестили егеря из Орджоникидзеабада. Они знали о Назимове, которого считали браконьером. О диком человеке они слышали, но в текущем году следов его не видели.

   

         Придя к устью Чимжона, мы расположились на небольшой площадке неподалеку от места впадения его в Вахш. Место для ночлега выбрали под большим кустом. Вечером, сидя у догорающего костра, вдруг услышали громкий шорох - какое-то животное пробиралось через заросли высокой сухой травы. Это мог быть дикобраз, дикий кот или шакал. Через некоторое время шорох переместился под куст, возле которого мы приготовили свой ночлег. Вооружившись фонариками, палкой и топориком, мы подошли к кусту. В свете фонариков обнаружилась свернувшаяся кольцами огромная змея. Она была серого или как будто голубоватого цвета без четкого рисунка на шкуре. Змея повернула голову в нашу сторону и громко зашипела (звук был похож на тот, который слышится, когда паровоз сбрасывает пар, конечно, менее сильный,  но достаточно громкий),  не высказывая никакого желания покидать своё лежбище.

           Поскольку поблизости не было подходящей площадки для ночлега, пришлось идти на конфликт. Потревоженная светом фонарей и палкой змея посопротивлялась некоторое время, но потом это ей надоело, и она с сердитым шипеньем уползла в темноту.  Когда змея выпрямилась,  ее длина показалась нам не меньше четырёх метров.  Таких размеров достигает в Средней Азии только степной удавчик. Мы решили, что змея больше не вернется, и улеглись спать.

        Утром новое приключение. Проснувшись, мы вылезли на берег Вахша и устроились на большом обломке скалы. Греясь в лучах восходящего солнца, мы вдруг с удивлением обнаружили, что нас окружают десятки скорпионов разной величины, вылезших из многочисленных трещин тоже погреться на солнце. Пришлось уступить им их законное место. Как оказалось, скорпионы вылезли не случайно. Они предчувствовали землетрясение, которое и произошло вечером.

        При осмотре ущелья и близлежащих склонов мы обнаружили некоторые подобия старых следов, но уверенно сказать, что это следы гуля, по ним было нельзя.  Часов в пять земля под полом и стенки палатки неожиданно затряслись – по словам Мэлса это было землетрясение силой примерно 4-5 баллов. Через несколько минут с противоположного берега Вахша донёсся грохот рушащихся скал в “Красном ущелье” и вокруг него. Камнепад там продолжался часа два, весь берег заволокло пылью. На нашем берегу склоны не такие крутые и больших камнепадов слышно не было, хотя в русле Чимжона и появились новые камни. Если бы такое случилось в прошлом году, когда наша палатка стояла в Красном ущелье, то мы подверглись бы серьёзной опасности, даже при том условии, что палатку мы поставили выше самой опасной части ущелья с отвесными скальными стенками.  Во всяком случае, выбираться бы нам пришлось через хребет так как выход к водохранилищу оказался заваленным обломкам скал.

       Не исключено, что массовый выход скорпионов утром был предвестником предстоящего землетрясения. Ведь в другие дни мы их практически не видели.                                                                                                

        В 1983 году мы с Л.Асадовым и А.Филатовым совершили небольшую рекогносцировку в восточной части Вахшского хребта. Маршрут был выбран  на его южные склоны, примерно туда, где находятся истоки р.Дараисо. Приехали в Обигарм (по-таджикски “горячая вода”), где на горячих источниках построен санаторий. Запаслись свежим хлебом и, не задерживаясь, двинулись к Вахшу. На строительной площадке выяснили, что на другой берег можно перебраться на подвесной люльке или через мост, но до него дальше. Пошли к люльке, для чего пришлось пройти 600-метровый туннель. Люлька оказалась на другом берегу, и ждёт возврата утренней смены рабочих. Это долго.
      Вернулись к дороге, ведущей к мосту. Идти примерно три километра и через штольню длиной 110 метров, предназначенную для подрыва скалы, обломки которой послужат основным телом плотины. А пока этим путём перевозят грузы на левый берег.
       Миновав штольню, вышли к мосту и по нему перешли на левый берег к подножию Вахшского хребта, где попали прямо в райский уголок. Видны развалины нескольких кишлаков. Кругом всё цветёт и плодоносит: виноград нескольких сортов, одичавшие яблоки и груши, созревающие гранаты, могучие шелковицы и орехи, спелая алыча. Через пару часов плавного подъёма по безымянному саю, мы подошли к дому, в котором живёт семья таджиков: отец, мать и шестеро детей от одного года до 16. По-русски почти не говорят, но смогли показать тропу на перевал. Запасшись виноградом и фруктами, двинулись по тропе. Когда лес на склонах начал редеть, запаслись дровами и до наступления сумерек продолжили подъём.
       Заночевали под перевалом, у подножия развесистого ореха. Приготовили ужин и напились чаем из целебных трав: чебрец, шиповник, зверобой и мята. Наверное, от сочетания этого чая и усталости от подъёма спали все крепко, несмотря на осаду полчищ комаров. При утренем осмотре окрестностей обнаружили множество следов кабанов и диких козлов. Правда рядом угадывалось подобие человеческой стопы, похожей на след “Гиссарского великана” размерами 46-47 см длиной и 20 см шириной. Но он был слишком старый и нечёткий.
       Подъём и спуск заняли весь следующий день. Склоны здесь довольно крутые, в основном  скалы и жалкие пучки сухой травы. Но тропа огибала отвесные участки и поднимается наискосок, так что подъём оказался не такой уж тяжёлый. Южный склон, закрытый от холодных северных ветров, более богат растительностью. Кроме травяного покрова здесь по мере спуска в ущелье появляется всё больше кустарников и даже попадаются участки, покрытые лесом.
           По дну ущелья проложена дорога и протекает небольшая речка, как ни странно, богатая рыбой. Мои спутники в свободное время с успехом ловили в ней форель. Судя по состоянию дороги, по ней ездят грузовые машины. Оставив дежурного готовить обед, мы с Филатовым отправились на разведку. Пройдя километров пять, увидели домик метеостанции и в стороне жилой дом.

        Встретили молодого  местного таджика. Разговорились. Он сказал, что в здешних горах встречаются барс - сам видел 5 раз, а брат поймал в капкан тигра. Якобы охотники видели льва. О гуле-джондоре в этих местах знают все, но не все будут говорить о нём. Скорее что-то расскажут старики, а молодые стесняются - боятся, что над ними смеяться будут. Гуль, по рассказам, оставляет следы до метра и делает шаги по 8-10 метров,  при этом он может бежать со скоростью 100 км в час (?).

        По словам нашего собеседника, “гул – это такой мохнатый, как медведь, очень мускулистый, больше, чем человек. Он есть тут в каждом ущелье, Ест траву, яблоки и другие фрукты. Зимой не спит, тоже ходит. Следы оставляет разные, большие и маленькие. Раньше они часто рожали детей, теперь редко.

         Когда я был маленький, отец часто брал меня с собой в горы, и как-то раз на перевале Киик-кочкар (откуда мы только что спустились), показал мне следы гуля.

           Потом в этих местах работал геолог профессор Сапожников, у него ещё была большая борода, как у попа. Так вот он в 1981 году видел зимой на снегу тигра”.

          Я показал своему собеседнику изображения разных диких кошек и он уверенно узнал барса и бенгальского тигра. Поблагодарив нашего собеседника за беседу,  мы направились вверх по протекающей по дну ущелья речки.

         Подошли к шлагбауму, возле которого дежурят два таджика. Они охотно рассказывают о любых животных, но явно уходят от темы гуля,  делают вид, что не слышат.

          Дальше стоит метеостанция, Ну, думаю, поговорим с образованным человеком. Но метеоролог оказался не местным, работает всего год и по интересующему нас вопросу адресовал к живущему рядом егерю.  В доме егеря мы застали  его мать, которая  сносно говорила по-русски, так что с ней можно было поговорить.  Сын в этот день ушёл в посёлок за продуктами. На вопрос о джондорах она рассказала, что года два назад в нескольких километрах выше по ущелью влево отходит заросший лесом сай, в котором пас овец знакомый таджик. Однажды она увидела, что он раньше времени прогнал мимо них свою отару вниз. Когда его остановили и спросили, почему он гонит овец вниз, он ответил, что утром к отаре подходил страшный джондор, покрытый чёрными волосами. Увидев его, чабан срочно собрал свою отару и погнал её прочь из этого опасного места.

         Ещё она сказала, что несколько лет назад отец её сына видел весной на снегу следы джондора.

         Пришедший на другой день егерь подтвердил рассказ матери и до-бавил, что в 1973 или 74 году в районе Дашти-Шура работали буровики-нефтянники (они и проложили у них в ущелье дорогу). Так вот они видели в горах группу волосатых людей из семи особей. Вожаком у них был огромный однорукий джондор.  Таким образом, он подтвердил слышанный нами раньше рассказ молодого таджика.  Район работы буровиков примыкает к верховьям реки Ях-Су и перевалу Тавильдара.

         В последнее время о джондорах в этом районе не слышно.

         Довольные хоть тем, что услышали, мы на пятый день двинулись вниз. Когда мы прошли несколько километров из бокового сая выехала машина, доверху нагруженная стволами и ветками срубленных деревьях, на которых, вопреки всем правилам техники безопасности, восседали человек пять лесорубов. Мне удалось уговорить водителя захватить и нас. Он согласился, мы забрались на самый верх этого воза, кое-как привязали рюкзаки и ухватились за стволы и ветки деревьев. Машина помчалась по дороге, ветки деревьев хлестали нас по головам и рукам, но через 30 минут мы были в посёлке лесорубов Сары-Хосоре, откуда утром можно будет уехать автобусом.

       В беседе с лесорубами их бригадир рассказал интересную новость. Я не раз слышал от Тацла о каких-то “ловушках гулей”, которые ему показывали местные старики. Так вот, бригадир объяснил, что это за ловушки (подробнее см. в главе 6.2).

 

            Экспедиции Л.Ершова (1982-1989)

       На протяжении 1982 - 1989 годов участие в работе экспедиции прини­мал житель Мурманска,  бывший милиционер Леонид Васильевич Ершов. Опыт работы в милиции,  общение с самыми различными людьми очень пригодились ему при разговорах с местными жителями.  Редко кому удавалось так  успешно разговорить  таджика  или  тем  более  таджичку, чтобы узнать от них что-то о гуле или джондоре,  говорить о которых  местные  жители,  как правило, отказывались. А вот бывшему милиционеру, немногословному спокойному Ершову это ка­ким-то образом удавалось.

        Ершов опытный таёжный охотник, смелый и выносливый человек, предпочитал работать в одиночку. Основными районами его интересов были хребет Суркх, Каратегинский хребет и верховья реки Ях-Су в восточных отрогах Вахшского хребта.

         Во время пребывания на Суркхе он обнаружил два гнезда, подобные тому, которое было обнаружено автором в Магзоре в 1979 году.

         Весной 1983 года он перешёл покрытый снегом Суркх и спустился в ущелье речки Чимжон, где охотник Назимов видел в рассветных сумерках семейство гулей. Когда он спускался в это ущелье, то слышал странные звуки, будто перекликались два голоса: один низкий и глуховатый, а другой более высокий. Похоже было, что это голоса мужчины и женщины. Но проходя по снежному куполу хребта он не видел ни людей, ни следов. На каком языке перекликались незнакомцы, он не понял, но интонации были не таджикские. Да и что там делать людям в это время года? Может быть, это перекликались те взрослые гули, которых видел Назимов?

       

        В 1984 году Ершов пробыл несколько дней на отрогах восточной части Каратегинского хребта,  которая сближается с Вахшским хребтом, где мы побывали в 1983 году. Там он записал несколько рассказов очевидцев, встречавших в разные годы гулей, то на полях кукурузы, то в своих огородах, то на охотничьих тропах.

       Во время его дежурств, к сожалению, “гости” не приходили. Надо заметить, что сам Каратегинский хребет имеет очень крутые, густо заросшие лесом и кустарником склоны, часто скалистые. Это идеальное место для укрытия различных животных, так как человеку там пробираться чрезвычайно сложно. Дороги и населённые пункты на большей части хребта отсутствуют.

           

         В 1987 году горный мастер прииска  “Таджикзолото“  (посёлок Шугноу, верховья Ях-Су) А.Никитин вышел из своего вагончика и увидел на краю карьера массивного человека, покрытого рыжими волосами, который стоял на полусогнутых ногах и, опираясь руками о колени, смотрел на работающие внизу экскаваторы и самосвалы. Через несколько минут волосатый человек выпрямился и скрылся за перегибом склона. Никитин сказал об этом рабочим. Сбегав туда, они рассказали, что там остались следы, которые один из них догадался измерить палочкой – 38 см. Следы уходили вверх по склону и потерялись на траве.

         Через несколько дней в Шугноу побывал член экспедиции Е.Глухов, Поднявшись на край карьера, где стоял рыжеволосый джондор, он увидел, что большинство следов затоптано, но размеры их соответствуют данным Никитина. По сохранившимся фрагмента следов Глухов уточнил размеры стопы джондора: 38 х 17-18 см.

 

                                      Хребет Петра Первого.

          В 1982 году мы с В.Поповым вылетели в Ляхш, чтобы побывать в высокогорном кишлаке Мук и ознакомиться с его окрестностями. Вблизи этого кишлака в последние годы не раз видели “дикого человека” - джондора. Летели на знаменитом воздушном извозчике самолёте Ан-2. Полёт проходил на небольшой высоте вдоль ущелья и странно было видеть совсем рядом громады гор, рядом с которыми пролетел встречный Ан-2. Этот самолётик на фоне гор  выглядел, как мушка-дрозофилла.

        Ляхш находится на высоте примерно 3500 метров над уровнем моря. До Мука 10 километров. Можно, конечно, пройти пешком, но лучше подъехать на какой-нибудь попутке. Таковой оказался трактор с тележкой, на которую с радостью погрузились мы и группа горных туристов, прилетевших вместе с нами. Доехали до моста через реку Мук-Су. По дороге тракторист рассказал, что его бригадир в прошлом году встретил джондора на дороге, по которой мы едем. На обратном пути мы попытались встретиться с этим бригадиром, но он, к сожалению, говорить на эту тему отказался.

        Оказалось, что мост подвесной. Он подвешен на толстых стальных канатах метрах в 10 над уровнем воды и по нему могут проезжать даже грузовые машины (полуторки). Но при нас он был полуразрушен. Во время последнего летнего паводка, когда таяли ледники, вода поднялась так высоко, что волнами повредило настил. Машины по нему не ходят, но пешком пройти можно. Правда переход не для слабонервных, так как местами приходится идти по двум качающимся доскам, держась за трос. А под ногами, метрах в десяти бушует мутная Мук-Су. Хорошо, что хоть можно держаться за толстые канаты. О мощи реки популярно говорит трактор, застрявший на середине реки при переезде вброд во время сухого сезона, когда уровень воды был минимальным, и опрокинутый мощным потоком реки уже во время паводка.

       От моста до кишлака километра два, но они стоят того, чтобы о них рассказать только из-за одного мостика через небольшую речушку. Эта речушка шириной метра два представляет собой рёвущий мутный поток, с огромной скоростью несущийся в расщелине между отвесными скалами. Через этот поток перекинуты две доски, и даже верёвки, чтобы было за что ухватиться, не протянуто. В таких случаях таджики говорят: “Аллах, ты меня сюда завёл, ты меня и выводи”. Помолившись Аллаху, проскочили это препятствие и мы.

         Вскоре показались домики кишлака Мук. Несмотря на большую высоту (около 4000 метров), кишлак выглядит, как кубанская станица – такие же белые хатки с какими-то деревцами возле них. Нас заинтересовала Мариам, дочь местного егеря, которая дней десять назад  видела “гульбияна”.

        Познакомились с председателем сельсовета. Егерь оказался в отъезде, а Мариам ушла на пастбище. После обеда мы отправились туда. Председатель дал нам своего ослика, на которого мы с радостью погрузили свои рюкзаки, и он бодро затопал по знакомой тропинке. Травянистый склон довольно крутой, но тропинка извивается серпантином и налегке идти не тяжело. По сторонам множеств кустиков “золотого корня” (родиолы розовой). Председатель жаловался, что в кишлаке безработица. Работает только одна бригада косарей и то только во время сенокоса. Но почему бы не организовать сбор корней целебных трав и, в первую очередь, “золотого корня”? Да наверняка здесь растут и другие лекарственные растения.

        С осликом, который, выполняя роль носильщика и проводника вёл нас по извилистой тропе, часов через шесть мы преодолели крутой склон, и вышли на просторную пологую террасу, на которой стояли несколько юрт. Это и есть летнее пастбище кишлака Мук. Высота здесь около 5000 метров. В юртах живут киргизы. Невдалеке пасётся стадо коров и несколько отар овец. Мы остановились возле юрты, хозяйка которой – киргизка, немного говорила по-русски. Развьючили нашего ослика, поставили палатку. Хозяйка что-то размешивала в висящем над костром большом широком котле. Оказалось, что она варит сыр. На наши расспросы о “диком человеке” она ответила, что слышала такие разговоры, но сама ничего такого не видела. Про Мариам она слышала. Девушку, якобы, послали вечером пригнать отставшую корову, и вдруг она испуганная прибежала и заявила, что там (показала в сторону ущелья Шагазы) “стоял гульбиён”.

       Когда девушку разыскали, и она подошла к нам, то рассказала: “…Он был высокий, без одежды и какого-то серо-зелёного цвета. Стоял и переступал на месте. Он был весь зелёный, как вот эта рубашка (показала на мою формную рубашку). Стоял он на краю обрыва в сторону Шагазы. Я испугалась и побежала к юртам. Когда я прибежала и рассказала про гульбиёна, туда побежали мужчины, но  никого не увидели”

       Старые женщины говорили потом, что девчонке просто не хотелось, на ночь глядя, идти разыскивать корову, и она всё выдумала. Но ведь в 1981 году сокурсник В.Каткова по Художественному училищу был на пленере в ущелье Шагазы и видел пробегавшего у подножия ледника “волосатого человека”.

       На другой день мы пошли на расположенный выше склон, где паслось стадо яков. Пройдя часа полтора, мы увидели их. Стадо лохматых черноволосых быков выглядело весьма внушительно, особенно, когда вожак двинулся в нашу сторону.

         

 

        На фоне белоснежной громады пика Петра Первого, высота которого 6500 метров, эти рогатые и косматые чудовища выглядят очень внушительно. Хотя нам и  говорили, что они вполне добродушны и не опасны, но при виде уставившихся на нас рогатых лохматых добродушных чудовищ у нас обоих охота приближаться к ним пропала. А пастухи-киргизы спокойно ходят между ними, но ведь яки знают их, а мы-то чужие. Конечно, не исключено, что вожак просто шёл к нам, чтобы познакомиться.

       Яки полудомашние животные. Самки позволяют их доить. На быках ездят  верхом и перевозят грузы вьюками. Но иногда какой-нибудь як устраивает себе каникулы и отправляется погулять. Какое-то время он отдыхает от людей, а потом возвращается. Яки не чувствительны к холоду и не боятся хищников. Когда волки нападают на стадо, быки занимают круговую оборону, а матки с молодняком укрываются за их спинами. Если же як один, то он спасается в реке - становится на выступающий из потока высокий камень, на котором может простоять несколько суток.

        Переночевали на пастбище. Высота здесь около пяти километров, но мы уже акклиматизировались и спали хорошо. Утром, отдохнувшие, спустились в Мук. На другой день сходили в ущелье Шагазы. Оно не длинное и в конце в него спускается ледник, у подножия которого художник из Душанбе и видел “джондора”. Похоже, что в обоих случаях речь шла об одном и том же существе.

            

                    Экспедиции группы Е.М.Михайловского(1984-1986)

        Этой группе было предложено обследовать хребет Петра Первого и довольно обширное высокогорное плато Тупчак, расположенное к северу от средней части хребта.

       Из Душанбе выехали в направлении Комсомолабада. Сделали остановку в кишлаке Саёд. Там познакомились с зоотехником Осечкиным из Курган-Тюбе. Он много лет ведёт селекционную работу с овцами и много ездит по высокогорным пастбищам.

        В одном случае джондор несколько часов держал в осаде легковую машину, пытаясь открыть дверцу.

        В другом несколько километров бежал рядом с ней по обочине.

        Для местных жителей такие встречи в этом районе не редкость, но указать место их обитания никто не смог. Поэтому Михайловский решил осмотреть несколько боковых ущелий. Не обнаружив ничего интересного, решили проехать вверх по течению Сурхоба, в сторону Алайской долины.

         Посетили верхние кишлаки Яхрич-1, Яхрич-2 и Яхрич-3. Записали много рассказов о местных животных и целебных травах, о давних встречах с джондорами, но за последние два года местные люди их там не видели. Местные жители уверены, что они время от времени появляются у реки, но ведут себя очень осторожно и на глаза не попадаются.

       Беседуя с местными жителями, выяснили, что многие из них боятся ездить в сумерки по дорогам, так как на них часто появляются неизвестные волосатые люди.

       В лагере пастухов-узбеков им рассказали, что у них по ночам часто очень неспокойно ведут себя лошади.

      Потом остановились в кишлаке Али-Сурхон, где надеялись встретиться с охотником Хайрулло, встречавшимся в горах с таким существом, которое здесь называют джондором. но он отсутствовал. 

       По пути в кишлак Сангвор встретили Хайрулло. Он рассказал следующее: на левом берегу Обихингоу он прошедшей весной сидел в засаде на медведя, но вместо медведя к нему несколько раз подходил джондор. Хайруло это действовало на нервы, и он при очередном визите выстрелил в него, но промахнулся. Места там практически ненаселенные - много медведей, горных козлов и баранов, нередко можно увидеть снежного барса.

       Остановившись в полупустом кишлаке, пару дней подежурили и осмотрели окрестности – ничего интересного. Местные жители от разговоров о джондорах отказываются. Остановились возле мавзолея Хазрати-Бурх.  В беседах с паломниками затрагивалась тема “дикого человека”, но они, кроме маловразумительных упоминаний о следах и ночных свистах, ничего интересного не рассказывали.

        Последняя остановка в брошенном кишлаке у метеостанции Сангвор, расположенной на берегу Обихингоу. Оттуда прошли в верховья Обихингоу и её притока Обимазара, где встретили группу паломников. Никакой новой информации в верховьях Обихингоу не получили. На братном пути останавливались в кишлаке Рехч у Подхуллоева Шарифа, который сказал, что кто-то по ночам приходит к нему во двор со стороны гор, и собаки ведут себя  очень неспокойно.

       Переночевав у Шарифа, утром двинулись в сторону перевала на плато Тупчак. При спуске с него разделились на двойки. Одна спускалась по осыпи вдоль русла Красного сая. Спуск был очень трудный. Примерно в середине спуска на противоположном  краю сая они увидели большие следы (40-45 см), похожие на следы гомииоида. Следы тянулись вдоль сая метров 70, а затем исчезли на траве.  

                  

     

                                      Район работ группы Михайловского.

 

    . Перебраться через ручей, текущий в узкой щели с отвесными стенками, в этом месте не было никакой возможности. По иронии судьбы фотоаппарат находился в другой двойке, спускавшейся за  гребнем.  Следы прослеживались метров 70-80,  а потом исчезли.

       Спуск был нудный и тяжелый и, когда на другой день внизу встретились обе двойки, ни у кого не было ни сил, ни желания подниматься назад, чтобы сфотографировать эти следы. Теплилась надежда, что если встретились следы в этом месте, то они встретятся еще раз, но этого, к сожалению, не произошло.

           На плато Тупчак, раскинувшемся между Обихингоу и Сурхобом, разде­ленных  невысокими хребтами, пасётся несколько отар овец кирги­зов из Джаргиталя и узбеков из Пархара. Чабаны не местные, и информацией о джондорах не располагают (или скрывают её).

          Михайловский знал о недавнем случае в Каратаге, где утром была обнаружена банка сгущёного молока, на цилиндрической части которой были обнаружены следы довольно широких плоских зубов. Предположили, что это следы зубов осла. Услышав об этом, пожилой узбек Мулло Аброров сказал, что пытаться заставить осла, славящегося своим упрямством, прикусить металлическую банку - дело совершенно бесполезное, - легче сломать этому упрямому животному зубы (то же самое ответили автору чабаны-таджики в Каратаге - прим. автора).

         Вернулись в Душанбе, запаслись продуктами и двинулись в Ховалинг, где провели неделю. Новых фактов не добыли. Местное население в этом районе очень скрытное и на тему о джондорах предпочитает отмалчиваться, но косвенные данные в виде следов, ночных свистов и криков, явно указывают, что в обоих районах, где побывала группа, реликтовые гоминоиды присутствуют.

        Следующий маршрут группа в составе пяти человек предприняла на Фанские горы, пройдя по маршруту: Пенджикент - Маргузорские озера - озеро Хазар-Чашма - г. Хазрат-Султан - оз. Хазар-Чашма – перевал Тавасанг - Двойной Акбашер - оз.Кара-Куль - г. Канчак - оз. Искандеркуль - пер.Паришон - урочище Хад­жи-Хасан (Кош-Хасан) - оз.Пайрон.

        Среди собранных материалов многие повторяли сведения, полученные от других групп экспедиции в предыдущие годы, но были и некоторые новые свидетельства. Среди новых сведений Михайловскому  наиболее интересными показались следующее:

        Один из сотрудников метеостанции на Искандеркуле рассказал, что в дачном поселке, расположенном в ущелье Варзоб,  дачники обратили внимание, что кто-то ночью ворует виноград. Хозяева дач решили выследить вора, но первую ночь дежурный проспал и только утром обнаружил, что вор побывал на его винограднике.

          Вечером его соседи пили чай возле своего дома и увидели, что по крыше его дома прыгает чёрное обезьяноподобное существо. Потом оно спустилось в виноградник, и начало есть ягоды. Было довольно светло и, несмотря на испуг, они успели якобы сфотографировать это существо, правда, со спины (к сожалению, эту фотографию разыскать так и не удалось).

          Когда группа расположилась на берегу озера Пайрон, моросил дождь. Быстро поставили палатки, приготовили ужин и усталые улеглись спать. В 12-ом часу ночи Михайловский услышал снаружи чьи-то шаги и, выглянув из палатки, увидел быстро удаляющуюся от палатки фигуру “человека”. Он был среднего роста, сутулый, в темноте казался совсем чёрным. Выглянувший на крик Михайловского Андреев тоже увидел силуэт удаляющегося “чёрного человека”. Утром обнаружили довольно много следов. Наиболее отчетливые соответствовали 43-44 размеру, пальцы слегка растопырены. Следы были испорчены дождем, и фотографии не получились. Как потом уточнили, ни туристов, ни пастухов возле озера не было.

 
              Экспедиции группы Торопыно-Прядкина (1982-1984)

        Эта группа два сезона работала на южных отрогах восточной части Зерафшанского хребта. Местные жители рассказывали им, что “дикие люди” обитают в этих местах, но встретить их можно только в труднодоступных ущельях, где нет дорог. Маршрут группы начинался в Хаите – кишлаке, известном тем, что он является центром района, в котором происходит больше землетрясений, чем в любо точке земного шара. Периодически здесь происходят катастрофические землетрясения. Свидетелем одного такого землетрясения оказался в 30-е годы студент-биолог Кирилл Станюкович (будущий руководитель Памирской экспедиции 1958 года).      

         Наблюдая в бинокль за стадом архаров, пасущихся в верхней части довольно крутого склона, на котором паслись отары овец и архаров, а внизу располагались несколько кишлаков, он стал свидетелем мощного землетрясения. Он находился довольно высоко на сравнительно ровной площадке. Неожиданно он ощутил сильный подземный толчёк. Весь огромный склон горы, на который он смотрел, окутался пылью и с той стороны донёсся мощный грохот рушащихся скал и падающих камней. Через несколько минут грохот прекратился, пыль стояла сплошной пеленой почти сутки.    

        Только на другой день, когда пыль рассеялась,  его глазам предстал совершенно голый склон горы. Ни кишлаков, ни зелёных альпийских лугов с пасущимися на них животными, ничего – одни голые, выглаженные обвалами скалы. Тогда Хаит был в очередной раз полностью разрушен. Но через пару десятков лет люди снова построили дома и стали там жить, ожидая очередного удара грозной стихии.

       Из Хаита группа направилась через перевал в ущелье реки Гориф. В верхней части ущелья на покрытых снегом склонах ничего интересного не встретилось. В зоне альпийских лугов на одном из травянистыз склонов Прядкин обнаружил следы. На траве они были едва заметны. Самый чёткий он сфотографировал. Размеры отпечатка: 38 - х - 12 см.

       Затем группа перевалила ещё через один снежный перевал в бассейн реки Комороу. В нижней части этого ущелья в конце 70-х годов видел следы гоминоида сотрудник республиканского Комитета охраны природа и охоты А.Чутков.

                   

                     

                           Снежный перевал на Зерафшанском хребте

 

         Подводя итоги этого похода, руководитель группы пришёл к заключению, что ввиду отдалённости, редкому населению и потому скудной информации о реликтовых гоминоидах высокогорная часть этого района не представляет особого интереса для экспедиционной работы.

                       

                           Центральный Памир

                       (Горно-Бадахшанская область)

           С этого района началось изучение проблемы “снежного человека” в Советском Союзе, о чём было рассказано в 3 главе описанием случаев наблюдения диих волосатых существ.           

 

                        

        Вместе со снежным барсом кеклик - эта нарядная птичка размером с голубя является своеобразным символом Памира. Таджики любят их мелодичное пение и часто держат дома вместо канареек. В кишлаках иногда яйца дикого кеклика подкладывают курам и выросшие птенцы бегают потом по двору вместе с курами. Причём они выглядят почему-то очень элегантными и умными.

         1982 год. Когда мы с В.Поповым на аэродроме небольшого памирского посёлка Ляхш ожидали прибытия самолёта, то разговорились с начальником аэродрома Рахимом Ибрагимовым, который рассказал, что он родом из Ванча, но уехал оттуда много лет назад. В позапрошлом году (в 1980 г.) он со всей семьёй поехал в Ванч навестить родственников, которые живут в соседнем Язгулемском ущелье. Там ему рассказали, что весной этого года (1980) в самом верхнем по ущелью Язгулема кишлаке Джафр (Язгулем-5) пропали две девочки (трёх и шести лет). Подняли всех соседей, облазили все окрестные склоны, но никого не нашли. Стали предполагать самое худшее – девочки утонули в реке, или их загрыз какой-нибудь зверь. Но никто не мог вспомнить, чтобы в тех местах медведи или  снежные барсы  нападали на людей. Да и старая бабушка девочек утверждала, что они живы.

        На третий день младшая из девочек (трёх лет) была утром обнаружена возле дома. Выяснить у неё, где она пропадала и куда делась её сестра  (шести лет), не удалось. Девчушка невнятно говорила про какую-то тётю и каких-то незнакомых людей, и что их никто не обижал. Новые поиски ничего не дали и убитые горем родители решили, что девочка погибла. Справили необходимые в таких случаях поминки и так и остались в полном неведении, что же могло произойти с их дочерью. Только одна бабушка попрежнему не верила в гибель внучки и всё время твердила, что она видела сон и что с внучкой всё в порядке. Скоро она вернется домой. И действительно, примерно через три месяца девочка появилась на окраине кишлака, живая и здоровая, только грязная и в оборванной одежде.

        Она рассказала, что в тот день они с сестрёнкой гуляли на окраине кишлака и вдруг их взяли на руки какие-то волосатые люди и понесли куда-то в горы. Куда потом делась сестрёнка, она не помнит, но её саму принесли на место, где жили другие такие  же люди. Они с ней хорошо обращались, не обижали. Кормили мясом, козьим молоком, приносили какие-то вкусные овощи и фрукты. Мясо, по ее словам, они поджаривали на костре, а молоко выдаивали у коз, которых вечером собирали в загородку. По вечерам они собирались все вместе, играли и танцевали. Там было несколько детей, которые играли, как обычные дети. К девочке они относились хорошо и приняли её в свою компанию. В общем, ей там не было скучно, и она первое время даже не вспоминала о доме. Потом она начала вспоминать родных, загрустила и стала проситься домой. Тогда ночью её отвели назад и оставили на окраине кишлака.

        О внешнем виде этих людей она смогла рассказать немного: они были очень волосатые, но на них была какая-то одежда. Раньше она никаких подобных людей не видела (жителей всех соседних кишлаков она хорошо знает).             

       Что это были за “люди”? Судя по рассказу шестилетней девочки, это было какое-то крошечное племя, с самой примитивной культурой, живущее в изоляции от современной цивилизации. Но можно ли допустить существование подобного племени на Памире, в нескольких километрах от человеческого жилья? Ведь это не заболоченные непроходимые джунгли Борнео или Амазонии, а Памир – древнейший перекресток торговых путей.

         Всем кишлаком отпраздновали радостное событие, и никому, кроме родственников и ближайших знакомых, об этом уникальном случае не сообщали.            

 

Примечание. Вспомним, что где-то на Язгулемском хребте чекисты из отряда генерала Топильского во время преследования банды басмачей случайно подстрелили дикого волосатого человека (подробнее в главе 3).

                Памирский тракт (со стороны Киргизии)

         

          Подводя итоги, следует отметить, что участники Памирской экспедиции АН СССР 1958 года и несколько групп “Среднеазиатской экспедиции Общества криптозоологов”, работавшие на Центральном Памире и в высотной зоне его западных отрогов не обнаружили там следов обитания реликтовых гоминоидов. На ледниках и снежниках изредка встречались только цепочки следов копытных, волков и медведей, пересекавших эту не­гостеприимную зону во время перехода из одного ущелья в другое. Следы кратковременного пребывания гоминоидов были зафиксированы не выше границы приледниковой зоны, где проходит верхняя граница альпийских лугов. Кроме упомянутого в главе 3 сообщения гидробиолога Пронина, имеется всего два упоминания о нечётких следах и какой-то тёмной фигуре, которую видел в районе Сарезской метеостанции один из метеорологов. Из-за большого расстояния подробно разглядеть эту фигуру не удалось.

        В то же время группы московской, киевской и других экспедиций,  обследовавшие ущелья Тянь-Шаня, Западного Памира и Памиро-Алая, даже расположенные на удалении всего 20 - 30 км от населённых пунк­тов, не только встречались со многими очевидцами, но и сами находили следы гулей и джондоров, а в нескольких случаях наблюдали и их самих. Всё это происходило в лесной и альпийской зоне. То же самое  было убедительно доказано наблюдениями Ж.И. Кофман на Кавказе и Ж.Магренора на Гиндукуше.

          Cоциальные процессы строительства социализма в СССР безусловно отрицательно сказались на среде обитания диких животных в большинстве регионов СССР, но в некоторых  районах оно оказалось отнюдь не отрицательным. Так, выселение балкарцев, чеченцев и других народов Северного Кавказа и жителей высокогорных кишлаков Таджикистана в районы интенсивного развития хлопководства, принесло, конечно, неисчислимые бедствия людям, особенно, пожилым, но, с другой стороны, это привело к тому, что ранее густо заселённые места и целые районы обезлюдели. Там, где раньше возделывался каждый клочёк земли, и на склонах гор паслись многочисленные отары овец, где в каждой семье были коровы и лошади, а возле домов огороды, сады и виноградники, людей не стало, и всё это оказалось брошенным. Но если огороды заросли сорняками, то фруктовые деревья и ягодники в садах, а также виноградники продолжают плодоносить, и всё это богатство оказалось в распоряжении кабанов, медведей и других диких животных, включая, естественно, алмасты, гулей, джондоров и им подобных. А поскольку реликтовые гоминоиды в этих районах не являются объектом охоты, то они чувствуют себя там совсем неплохо.

        Конечно, не везде ситуация складывается столь благоприятно.  Так в северных районах Евразии и, особенно,  в  районах  интенсивной  добычи нефти  и газа бесконтрольная охота на всё живое лишила эти районы всякой живности.  К таким же результатам приводит бесконтрольная и хищническая вырубка лесов во многих районах Европы. Азии и Южной Америки. В целом ареал реликтовых гоминоидов сокращается, и во  многих  регионах численность его существенно снизилась.

 

        Подводя общие итоги экспедиций московских криптозоологов и их коллег из других городов, следует отметить такие важнейшие, как:

- установление А.Н.Ковалёвым и О.М.Ивановым путей миграции семьи гоминоидов (авдошек) из Новгородской области в верховья верхних притоков Печоры и обратно;

- наблюдение ухода из жизни тяжело больной женщины-авдошки, которая, почувствовав, что она больше не в силах идти, утопилась в озере;

- установление пути миграции гоминоида “Афони” из района Ловозера на Кольском полуострове в район города Каргополя на юге Архангельской области;

-  установление мест проживания трёх семей гулей: на южных склонах Гиссарского хребта: на отроге между озёрами  Пайрон и Тимур-Дара (В.Коржик); в ущелье реки Сиамы в ущелье Большого Игизака (приток Сиамы, А.Асадов) и через год там же (В.Макаров); на северном склоне Гиссарского хребта, в районе озера Кара-коль (Фанские горы, А.Шаблиев и И.Климашов); получение данных о длительном пребывании семьи гоминоидов в верховьях рек Ях-Су и Шуроб-Дара (Дарвазский хребет, В.Макаров, М.Дехканов);

- обнаружение следов четырёхпалого гоминоида (“Гиссарского великана”) и факта его пребывания в 1981-88 годах в бассейне рек Диахон-Дара (Каратаг, М.Дехканов, С.Маслов и В.Перевалов) и Сиамы (В.Макаров);

   - получение сведений о том, что гоминоиды Дарваза (джондоры) для ловли мелких грызунов (мышей, сусликов) изготавливают “Ловушки гулей” (подтверждение сообщения И.Тацла, В.Макаров).

          Ознакомившись с материалами данного раздела, читатель увидел, что реликтовые гоминоиды встречаются практически во всех районах земного шара, в том числе, и на территории бывшего СССР. Но приведенные данные являются только ничтожно малой выборкой тех сведений, которые имеются у местного населения, у людей, до которых не смогли добраться те несколько сотен известных нам участников экспедиций. Кроме того, они получены за большой промежуток времени. Хотя исследователи и располагают гораздо большим объёмом информации, чем приведено в книге, определить вероятность встречи с “диким человеком” в том или ином районе пока не представляется возможным. Но надо заметить, что все экспедиции работали в тех именно районах, в которых такие встречи считались наиболее вероятными.

         С таким заделом мы планировали вернуться в эти ущелья на следующий год, питая робкую надежду на личную встречу. Но нашим надеждам не было суждено сбыться - в начале 90-х годов в Средней Азии и на Кавказе разразилась гражданская война, и эти районы на неопределенный срок оказались недоступными.

          Выше были приведены рассказы не только “темных аборигенов”, а  и профессионалов: егерей, охотоведов, зоологов. Среди очевидцев много геологов, врачей, военнослужащих и других образованных и уважаемых людей. В архиве Московского общества криптозоологов таких сообщений и наблюдений не одна тысяча (правда, собраны эти сообщения примерно за сто лет и на территории самой большой в мире страны).

           К этому следует добавить следующее: Ловить его никто пока не собирается, ибо пойманный, он, скорее всего, быстро погибнет, так как никто не знает, как его содержать, а мы до сих пор не знаем кто он – человек или животное (подробнее см. главы 5 и 6). Правда, в 3-й главе были упомянуты случаи, когда диких людей содержали в зверинце Великого Могола или у польской королевы, но мы не знаем, как долго они там прожили.

          Известны вполне достоверные случаи из более позднего времени.

          В первом случае несколько лет прожил дикий человек, пойманный в 1771 году близь Брашова в Трансильвании, за которым наблюдал доктор Вагнер (см. главу 3). Правда, известны многие достоверные случаи длительной жизни этих существ в человеческом обществе. Не в неволе, а в семьях людей.

           Второй случай имел место в селе Тхина, в Абхазии, где в доме местного феодала в течение примерно двадцати лет жила дикая волосатая женщина - каптар Зана. Хотя после смерти она была похоронена на местном кладбище, столетние старики не смогли разыскать ее могилу, но её детей, сына и дочь разыскали.

           Третий случай – в семье ненца Серикова на Северном Урале тоже примерно двадцать лет жил приемыш – подкинутый им детеныш куля (название дикого волосатого человека у ненцев – прим. автора).

           Четвёртый случай - дикий гоминоид жил у охотника – китайца где-то вблизи манчжурской границы, там его видел русский охотник Байков (подробнее в главе 3).  

            Пятый. В 3-ей главе мы рассказывали, что в 1988 году огромный светловолосый гоминоид в течение 10 дней жил рядом с охотничьей избушкой на берегу Ловозера в Мурманской области (подробнее в главе 3).

            Шестой. В Абхазии 250 лет назад охотник поймал абнауаю. Он держал его в неволе и кормил сырым мясом.

            Седьмой. В Кабардино-Балкарии неподалёку от Сармаково в 1946 году в старом доме возле коша поселились несколько (6-7) алмасты, которые жили там несколько месяцев, не обращая внимания на людей.

            Восьмой. В 1972 году завхоз Рыбкоопа из Шурышкар рассказал В.Пушкарёвув, что в 1955 году в посёлке Ишвары он видел живущего у пожилой женщины волосатого человека, которому тогда на вид было 20-30 лет. Председатель поселкового совета сказал Пушкарёву, что он слышал о таком человеке и что тот умер в 1959 году. Где его закопали, он не знает.         

        Этот список можно было бы продолжить, но ограничимся сказанным.

 

Сводная таблица результатов экспедиций членов     

       “Российского общества криптозоологов”

 

 

 

Район

Год

 

 

1963

1967

1970

1976

1979

1980

1981

1982

1988

1989

Примечание

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Центральный Т.-Ш.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В. Пушкарев

. Свидетельства очевидцев,

статистика наблюдений.

 

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таласскай хребет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ущелье Аксу

(Аксуджа-баглинский заповедник)

 

 

 

 

Верхоья   

     реки  

    Кок-Су

«Чаткаль-ский след»   

     38х18*

 

 

 

 

 

Туристы из

г.Талас.

УщельБешташ.

37х18*

 

 

А.Печерский с

группой

школьни-

ков.

Визуаль-ные наблюде-ния

на перевале Сандык*

 

В. Макаров

М. Трах-тенгерц.

Ущелье р. Меркенки.

Следы в штольне и ущелье Узунбулак.

Свидетель-ства очевидцев.

Крик(?)

 

Визуаль-ные наблюде-ния школь-

ников из Лугового.*

 

 

Гончаров с

Группой из Ташкента.

 Свидетельства очевидцев.

 

 

Дехканов

Сандалаш

Сообщение егерей о следах.

 

В. Толокнов.

Ущелье р.Сандалаша.

Визуальные наблюдения.

 

 

 

 

 

 

 

 









В. Сапунов* Следы, слепок:35,5x15x10,2

 

 

 

 

 

 

 

 









А. Хафизов*

Оценка экологической  обстановки

 

 

Киргизский хребет

Кара Балты с.Сосновка. А.Уразов-ский. Визу-альные на-блюдения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чаткальский хребет

 

 

Н. Ашурметов*

Визуальные наблюдения.

В. Макаров

Визуаль-ные наблюде-ния  на

перевале Афлатун.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Район

1980

1981

1982

1983

1984

1985

1986

1987

1988

1990

1991

 

Зап. Памир Хребет Суркх

И. Бурцев* В. Макаров. Свидетель-ства очевидцев.

      Следы:

      26х12

      34х13.    

       ''Гнездо''.

В. Макаров

Свиде-тельства очевидцев

Л. Ершов

Крики 3-х

особей

“гнездо”

В. Макаров

Свидетель-ства очевидцев.

В. Макаров

Свидетель-ства очевидцев.

Л. Ершов

Свиде-тельства очевидцев.

В. Макаров

Свидетельства очевидцев.

 

 

 

 

 

 Карате-гинский хребет.

 

 

Л. Ершов

Свидетель-ства очевидцев.

 

 

 

В. Макаров

 Свидетельства очевидцев.

 

 

 

 

 

Ромитский. хр.

 

 

В. Заварухин

Свидетельства очевидцев.

 

 

 

 

В. Макаров

 Свидетельства очевидцев.

 

 

 

 

 

 

Гиссарский хребет

 

Каратаг

В. Макаров

Следы: 25х11

30х13

37х15

В. Макаров

Следы: 25х11

30х12-13

В. Макаров

Следы: 26х12

31х15 48х20

В. Макаров

Следы:

В. Макаров

Следы:

В. Макаров

Следы:

 

В. Макаров

Следы:34х17

31х13, 12х5

В. Макаров

Свист на перевале Ангишт.

 

 

 

 

 

М. Дехканов,

24 апреля

48х19х14

 (4 пальца)

Н. Ватутин

Следы:

Н. Ватутин

Следы:

Н. Ватутин

Следы:

 

 

 

 

 

 

 

Район

1980

1981

1982

1983

1984

1985

1986

1987

1988

1990

1991

 

Каратаг.

 

И. Кузнецов

 

И. Кузнецов

Следы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И. Климашов

Свидетель-ства очевидцев, образцы волос

И. Климашов

Свидетель-ства очевидцев, образцы волос

И. Климашов

Свидетель-ства очевидцев,образцы волос

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В. Коржик

и Н.Коломи-ец

 Визуаль-ные наблюде-ния.

(рост 170 см.)

В. Коржик

Следы:

38х18

30х18

В. Коржик

Следы:

Две цепочки на снегу

В. Коржик

Скелет медведя

В. Коржик

Следы

55х24

В. Коржик

Следы на отмели.

В. Коржик

. Свидетельства очевидцев.

В. Коржик

Следы цепочка:

35х15

 

 

 

 

 

 

В. Шкуропат

След: 30,7х13

Крик из кустов.

 

М. Андрющен-ко

Следы зубов на консерв-ной банке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С. Маслов (июль)

Визуаль-ные наблюде-ния.

След:48-49 см.

С. Маслов

(август)

Визуаль-ные наблюде-ния.

 

С. Маслов

Следы.

А. Виницкий

След:

30х15

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Г. Коваль

Свидетель-ства очевидцев.

Г. Коваль

Визуаль-ные наблюдения.

Г. Коваль

Свидетель-ства очевидцев.

 

 

 

 

 

 

 

Ущ. Сиамы

 

В. Макаров

(26.09)

След: 49х19х14

(4 пальца)

В. Макаров

Следы: 26х12

37х15

 

В. Макаров

Следы:

16х5

21х9

 

В. Макаров Следы: 28х12

37х16

В. Макаров

Следы: 14х9

21х31х13

В. Макаров

Свист на перевале Ангишт.

 

 

 

 

 

Ю. Пупукин

След: 32х13

Ю. Пупукин

След:

 

 

 

 

 

 

 

 

Ущ.

Шеркента

 

 

 

 

 

С. Арефь-ев

Визуаль-ные налюде-ния.

 

А. Асадова

Следы, крики.

В. Коротеев

Свидетельства очевидцев.

 

 

 

Фанские горы

 

А. Шаблиев

Свидетель-ства очевидцев.

Следы: 30х12

26,5х75

15,5х5,5

В. Давыдько

Свидетель-ства очевидцев.

 

 

 

 

 

В. Константинов Визуальные наблюдения.

 

 

 

 

 

 

И. Климашов

Следы:

27х11,5

21х7,5

 

 

 

 

 

Виз. набл. геологов на р.Сары-Девол

(группатиз 7 особей)

 

 

 

 

 

1980

1981

1982

1983

1984

1985

1986

1987

1988

1990

1991

 

Памиро-Алай

 

А. Асадов

 Свидетель

ства очевидцев.

В. Торопыно

 Свидетель

ства очевидцев.

Н. Прядкин

След:38х12

Е. Михайловский

 Свидетельства очевидцев.

Цепочка следов. 40-45см.

В. Торопыно

Н. Прядкин

Е. Михайл.

 Свидетельства очевидцев.

В. Граф

 Свидетельства очевидцев.

 

 

 

 

Центр. Памир

Хребет

 Петра I

 

 

 

 

В. Макаров

 Свидетель-ства очевидцев.

Е. Михайловский.

Следы:

Е. Михайловский.

Свидетельства очевидцев.

В. Граф

 Свидетельства очевидцев.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Район

 

 

 

 

 

1980

 

 

 

 

 

1981

 

 

 

 

 

1982

 

 

 

 

 

1983

 

 

 

 

 

1984

 

 

 

 

 

1985

 

 

 

 

 

1986

 

 

 

 

 

1987

 

 

 

 

 

1988

 

 

 

 

 

1990

1991

 

Дарваз.

Верховья реки Яхсу

Набл. трупа джондора в селевом потоке р.Дарапиёз.

 

Набл. 2-х джондоров на перевале из ущелья Ях-су в Тавильдару*.

 

В. Макаров

Ущелье. Дарапиёз. Свидетель-ства очевидцев.

В. Макаров

Следы:

29х13

19х5

Отпечатки кисти ребёнка.         

Л. Ершов

Шугноу, Дэвхук.

Следы:

26,5х8

 

А. Никитин*

Шугноу. Следы: 38см

Е. Глухов

Следы 39х9,2

.

 

 

 

 

Дашти

Джум

 

 

 

 

Ю.Крашников

Свид. очев.

 

 

 

 

 

 

 

Язгулемский

хребет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В. Коржик

. Свидетельства очевидцев.

 

 

Зерафшанский хр.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В. Коржик

. Свидетельства очевидцев.

 

 

 

 

 

1972-75

1983

1984

1988

1989

1990

1991

1992

 

 

 

Коми-Пермяцкий. НО

Ю. Данилин

Свиде-тельства очевидцев.

М. Трахтенгерц

Свидетель-ства очевидцев.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сев.Урал.

В. Пушкарев

 Свиде-тельства очевидцев.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кольский

полуостров.

 

 

 

Л. Ершов

Свидетель-ства очевидцев.

Л. Ершов

Свидетель-

ства очевидцев.

Следы:

38х…

М. Быкова*

Визуальные наблюдения.

М. Быкова*

Визуаль-ные наблюде-ния.

Следы.

 

 

 

 

 

 

Западн. Сибирь

 

 

З. Кошманова

Сбор фольклора. Свидетель-ства очевидцев.*

 

М. Быкова*

Визуальные наблюдения.

 

 

 

 

 

 

 

Район

1972-75

1983

1984

1988

1989

1990

1991

1992

 

Архангельс-кая. область.     г.Каргополь.

 

 

 

 

 

 

 

В. Макаров

М. Трахтенгерц

Свидетельства очевидцев.

Следы:34-37 и 17см.

 

Костромская область

 

 

 

 

 

М. Трахтенгерц

. Свидетельства очевидцев. Свидетельства очевидцев.

 

 

 

Саратовская область

 

 

 

 

 

М. Трахтенгерц

. Свидетельства очевидцев.

 

М. Трахтенгерц

Следы:

 

 

 

Район

 

1987

 

 

1988

 

1989

 

1990

 

1991

 

1993

 

Сурхан-Дарьинская

область

 

В. Добров*

. Свидетель-ства очевидцев.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Район

1987

1988

1989

1990

1991

1993

 

Читинская

Область

 

 

М. Донец*

Визуальные наблюдения.

Следы:

41х18

 

 

 

 

Ленинград-ская

область

 

 

И. Бурцев

. Свидетельства очевидцев.

Следы: 38см

 

 

 

 

Московская

область

 

 

 

 

 

М. Трахтенгерц

В. Макаров

. Свидетельства очевидцев.

Нечеткие следы около 35см.

 

Магаданская

Область

(Верхне-Колымский хребет)

 

А. Миронов*

Сведения о пикилянах.

 

 

 

 

 

 

 

Район

 

 

1972

 

 

1973

 

 

1974

 

 

1975

 

 

1976

 

 

1977

 

 

1984

 

 

1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Коми АССР

В. Пушкарев

Свидетельст-ва очевидцев.

В. Пушкарев

Свидетель-ства очевидцев.

Статистика наблюдений.

 

 

 

 

 

 

 

Ямало-Ненецкий Нац. Округ

 

 

В. Пушкарев Свидетельст-ва очевидцев.

В. Пушкарев

Свидетельства очевидцев.

В. Пушкарев

 Свидетельст-ва.

 очевидцев.

Статистика наблюдений.

В. Пушкарев

Свидетельства очевидцев.

Статистика наблюдений.

С. Панкратов

Свидетельства очевидцев.

В. Попов.

Следы, волосы, экскременты.

 

*  - экспедиции, проводившиеся независимо от ''Российского общества криптозоологов''

 

Предыдущее - Следующее