Глава 5.  МОРФОЛОГИЯ И ЭКОЛОГИЯ                                      

                                  

                                  Йети. Рисунок В.Чернецкого.

 


                                                                                                 

              

 

 

 

 

                                      “След Шиптона”. 1951

        

 

                                             

            

 

             

                                           “Чаткальский след”. 1963

 

                                    

 

 На приведенных выше фотографиях показаны: слева слепок следа саскватча, затем наложение его на след человека, и справа - слепок стопы саскватча, поражённой  полиартритом. Ниже ещё один слепок стопы бигфута.

          

                                               Слепок следа бигфута

                                                                                   

  

                                                                                                     

                                 .                    

                  

 

 Выше приведена фотография отпечатка задней ноги бурого медведя, сделанная М.Дехкановым на Памиро-Алае в 1975 году.

Сравнивая приведенные фотографии, видно, что Чернецкий действительно изучал следы гималайского антропоида, а не представителя гоминид, как бы этого ни хотелось его оппонентам. Де­ло в том, что на Гималаях, кроме двуногих существ, оставляющих следы, подобные “шиптоновскому”, обитают другие – оставляющие следы действи­тельно человекоподобные.

Такие следы сфотографировали, например, поль­ские альпинисты в 1972 году на снежных склонах того же Эвереста. На этих отпечатках нет ни короткого отставленного большого пальца, ни столь большой ширины пятки - всё это хорошо видно на фотографии и приведенном рисунке. Эти следы действительно можно назвать “вполне чело­веческими”. 

 

 

 

 

 

На фотографии, видно, что “след Шиптона” (предположительно оставленный йети) кардинально отличается от этого гималайского отпечатка, а также от следов тянь-шаньского и северо-американского гоминоидов: он – след Шиптона чрезвы-чайно широк; у него короткие пальцы, первый палец намного массивнее и отставлен в сторону, что характерно для антропоидов и свидетельствует о древесном образе жизни их предков. Правда, ни у одной из современных обезьян, как ведущих древе-сный образ жизни, так и у живущих на скалах (павианы,  гамадрилы и др.) нет такого короткого и массивного первого палmца. Не похож он и на следы бурого медведя.  Но в 3-й главе было упомянуто о том, что сам Шиптон признавался, что отпечаток на снегу был не очень чётким, и альпинисты подправили его. Не правда ли, хорошее широко растиражированное документальное доказательство существования йети, “подправленное консервной банкой”? 

                 

   Показанный выше отпечаток был сделан  на Гималаяз английским альпинистом Эдвардом Крониным в 1972 году. Видно, что он небольшой – примерно 25-28 см в длину. На фотографии видно, что при общем сходстве этого отпечатка с фотографией Э.Шиптона, он, скорее всего, ближе к реальности, так как его, очевидно, не нужно было подправлять консервной банкой.  Судя по размерам, показанные выше следы были оставлены двумя разными особями. Большой след (Шиптона) оставил самец, второй (Э.Кронина), возможно, самка или детёныш.  Ниже приведены изображения следов медведя, лангура и человека  Рассматриваемые нами следы не имеют ничего общего с этими cледами и, следовательно, принадлежат какому-то другому виду жи-вотных.                                                      

                                                                                                                          

  1 и 2 следы медведя, 3 – задняя лапа лангура, внизу: человека, йети Шиптона и гориллы.  Даже беглый взгляд на эти рисунки убедительно показывает, что спутать их со следами диких волосатых человекоподобных существ невозможно.                          

Посмотрим не имеют ли сходство следы интересующих нас диких волосатых людей со следами каких-нибудь древних гоминид и следами реликтовых гоминои-дов, обнаруженных многочисленными экспедициями в разных региогах земного шара:

          

                                                           

            

         

 Слово морфология греческого происхождения и переводится, как описание строения и устройства того или иного объекта. В данной главе речь пойдёт о реликтовом гоминоиде. Чем же располагают исследователи для такого описания?

Перечислим основные источники:

Во-первых, имеется достаточно большое количество описаний этого су­щества очевидцами, которые наблюдали реликтового гоминоида в естест­венных условиях.

Во-вторых, имеется большое количество рисунков этих существ, как выполненных очевидцами, так и с их слов (“словесные порт­реты”).

В-третьих, имеется большое количество зарисовок, фотографий и слепков отпечатков рук и ног, оставленных реликтовым гоминоидом на земле или на снегу.                                  

В-четвёртых, имеется несколько фотографий засушен­ных кистей рук йети.

В-пятых, имеются два фильма, где запечатлены волосатые человекоподобные существа - это уже упоминавшиеся кинофильм Р.Паттерсона и видеофильм неизвестных авторов. 

В-шестых, имеется дост­аточно подробное описание трупа джондора, убитого отрядом генерала Топильского:

 “...Труп принадлежал особи мужского пола, ростом 165-170 см, пожилому или даже старому, судя по седому оттенку волос в некоторых местах. В общем, цвет его шерсти можно было определить, как серовато-бурый. Но в верхней части тела, на груди, волосы были более бурые, на животе – более серые. В разных местах тела они имели разную длину и густоту: на груди более длинные и редкие, на животе короче, но гуще. В общем, шерсть была весьма густая, но без подшерстка. Меньше всего волос было на ягодицах, из чего лекпом (фельдшер отряда) сделал заключение, что это существо сидит как человек. Больше всего волос - на бёдрах. На коленях волос совсем нет, заметны мозольные образования. На голени волосатость меньше, чем на бедре, и постепенно уменьшается книзу. Вся стопа, как и подошва без волос, покрыта коричневой кожей.  Плечи и руки покрыты волосами, густота которых уменьшается к кисти, причем на тыльной стороне кисти волосы есть, а ладони совершенно голые. Кожа на ладонях грубая, мозолистая. Волосы покрывают и шею. На лице они полностью отсутствуют, цвет лица темный. Нет ни бороды, ни усов, и лишь отдельные волоски по краям над верхней губой создают впечатление намёка на усы. Над передней части головы, надо лбом волос тоже нет, как если бы тут были глубокие пролысины, зато на задней части головы волосы густые, свалявшиеся как войлок.

Убитый лежал на спине, с открытыми глазами и оскаленными зубами. Зубы очень крупные, ровные, по форме не отличаются от человеческих. Лоб покатый. Над глазами очень мощные брови. Сильно выступающие скулы, придающие всему облику сходство с монгольским типом. Нос приплюснутый, с глубоко продавленной переносицей. Уши безволосые, кажется, несколько более заостренные кверху, чем у человека, с более длинной мочкой. Нижняя челюсть очень массивная.

Убитый обладал мощной, широкой грудью, сильно развитой мускулатурой. В строении тела мы не заметили каких-либо отличий от человека. Половые органы как у человека. Руки нормальной длины. В пальцах рук и ног особенностей не отмечено. Однако, кисть несколько шире, а стопа заметно шире и короче  человеческой…”.

 

 В-седьмых, имеется ещё одно описание реликтового  гоминоида, вмороженного в глыбу прозрачного льда, которое было составлено бельгийским профессором Б.Эйвельиансом и американским зоологом профессором  А.Сэндерсоном, в течение трёх  дней, изучавших его в фургоне  американца Хансена.                              

 

  Геологу Г.А.Серебренникову в 1937 году удалось увидеть на Памире молодого джондора, и он сумел нарисовать его портрет, приведнный в главе 3.

В-восьмых, мы имеем кадры 16-ти миллиметрового фильма, на котором зафикси-ровано массивное человекоподобное существо женского пола – саскватч (фильм Р.Паттерсона).                                                      

 Объективные исследователи и эксперты не сомневаются в подлинности основной массы этой информации, что даёт возможность использовать её для описания этих существ. Тому, кто познакомился с предыдущими глава­ми настоящей книги, безусловно,  ясно, что реликтовый гоминоид является представителем гоминид -   одного из родов отряда приматов.

 В отличие от других приматов характерными признаками гоминид являются: ортоградный тип локомоции, то есть передвижение на двух ногах при выпрямленном по­ложении тела; отсутствие противопоставления 1-го пальца стопы остальным; наличие у стопы ярко выраженного продольного и поперечного сводов, выполняющих роль рессоры, обеспечивающей амортизацию толчков при движении; харак­терная подковообразная форма верхней челюсти; примерно одинаковая вы­сота зубов без выступающих клыков (саскватчей и некоторых разновид­ностей азиатских реликтовых гоминоидов очевидцы иногда подчёркивают наличие слегка выступающих клыков); относительно большие размеры головного мозга и некоторые другие особенности.

 

Всех очевидцев, встречавшихся с реликтовым гоминоидом, поражало его удивительное сходство с человеком, правда, волосатым, звероподоб­ным, страшным, но всё равно - именно с человеком, а не с человекопо­добной обезьяной. Никто из свидетелей, от тёмного и безграмотного аборигена Борнео или Амазонии и до высокообразованного профессора зоологии, ни разу не высказал мнения, что перед ним в кустах промелькнула фигура крупной человекообразной обезьяны. Нет, все утверждали, что это был “дикий человек”. Таким образом, не вызывает сомнений, что все очевидцы обра­тили внимание на какие-то, именно человеческие, особенности увиденного ими существа. И действительно, все наблюдатели в первую очередь отме­чают, что “дикий человек” передвигается не как обезьяна, опираясь ру­ками на землю, а по-человечески - выпрямившись и на двух ногах, только иногда, при подъёме на крутой склон, помогая себе руками, что подчас приходится делать и нам с вами. Второе, что бросается в глаза всем очевидцам, - это вполне человеческие пропорции тела, рук и ног. Прав­да, тело выглядит несколько более массивным, чем у человека, что усу­губляется наличием довольно густого и длинного волосяного покрова на теле и особенно на конечностях. Ещё отмечают, что плечи у него непро­порционально широкие, и руки вроде бы длинноваты, а ноги, напротив, коротковаты, и шеи вроде бы не заметно. Но ведь при всех этих отличиях речь всё равно идёт о человеке! Просуммировав данные очевидцев, можно составить достаточно под­робное описание внешнего вида реликтового гоминоида.

Это массивное че­ловекоподобное существо, строение тела которого по своим пропорциям мало отличается от человека. Рост реликтовых гоминоидов, по данным очевидцев из разных регионов, варьируется в довольно широких пределах, от размеров новорожденных детёнышей, которые аналогичны человеческим, до трёх и более метров.

Вот некоторые статистические дан­ные:

- на территории России зафиксированы наблюдения светловолосых ги­гантов на Кольском полуострове (2,75 м), на Карельском перешёйке и под Каргополем (от 2,4 до 2,75 м); мазыльха  с  Кавказа;  кулей, майгики и тунгу из Коми и Эвенкии, а также тэреке с Чукотки более 3-х метров;

- по данным А.Сэндерсона на территории США в штате Орегон в 16 % случаев очевидцы ука­зали рост саскватча более 3,5 метра, в штате Калифорния - в 30% случаев - более 3-х метров;

- по данным П.Гроппера на территории Австралии из 160 очевидцев указывали у йови (яхо, чжангора) рост в 15 случаях меньше 1 метра, в 138 – от 1 до 3,3 метра,  в 7 – более 3, 5 метров.

 

       Руки и ноги реликтовых гоминоидов очень напоминают человеческие, правда, ладонь относительно уже, большой палец прижат к остальным и не приспособлен к обхватыванию палки или ветки. Стопа имеет тенденцию к плоскостопию, которая сильнее проявляется с увеличением роста и хорошо заметна на отпечатках следов. Пальцы стопы более подвижны, чем у человека - они способны расширяться веером и сгибаться в  вертикальной плоскости для лучшего сцепления с почвой при движении.                    

На концах пальцев рук и ног плоские ногти. Очевидцы, которым приходилось вступать в контакт с реликтовым гоминоидом (см. главу 3), утверждали, что на ощуп ладонь его (её) волосатой руки казалась гладкой и тёплой, а наружная сторона кисти – покрыта мягкими волосами.                                                

                                                                                                                                            

Продолжим описание внешности реликтового гоминоида, основанные на рассказах очевидцев.

Следующим характерным признаком этого существа является бросаю­щееся в глаза всех наблюдателей “отсутствие шеи”, вследствие чего соз­даётся впечатление, что массивная голова покоится прямо на плечах или даже “утопает в буграх мощных плечевых и спинных мышц”. Она почти всегда немного опущена вперёд, и поэтому вся фигура выглядит сутулой. Голова обычно покрыта копной не особенно опрятных и спутанных волос, но в некоторых описаниях они плавно спускаются на плечи и иногда на бегу развеваются по­зади шлейфом.  Исключительно редко сообщается  о  коротких  волосах,  и только  в одном единственном рассказе из Казахстана сообщалось о гоминоиде с лысым черепом.

Лицо обычно описывается, как монголоидное, с выступающими ску­лами и раскосыми глазами.  Лицо,  как правило,  безволосое,  только по краям волосы иногда образуют подобие бакенбардов. Правда, в нескольких случаях (Украина, Абхазия) очевидцы утверждали, что они наблюдали человекопо­добных существ,  у которых не только всё тело,  но и лицо было покрыто волосами, отчего их даже называли “котами” (вспомним также рисунок Корольковой – см. главу 3).

Особенностями лица и черепа является довольно покатый лоб с выс­тупающими надглазничными валиками, под которыми блестят глубоко утоп­ленные глаза. Глаза в большинстве случаев описываются, как большие с жёлтыми белками. Днём глаза кажутся тёмными. В ночное время многие очевидцы отмечают свечение глаз. Цвет свечения указывают различный, чаще всего красный, но бывает и желтоватый, и голубоватый. У большинс­тва азиатских гоминоидов и кавказского алмасты очевидцы описывают глаза, как раскосые, но в то же время у кавказского мазыльха глаза, как у людей индоевропейской расы, и при этом голубые.

Следующей особенностью лица реликтовых гоми­ноидов является отсутствие подбородочного выступа (антропологи считают, что появление подбородочного выступа связано с членораздельной речью), из-за чего профиль лицевой части черепа напоминает обезьяний.

Уши большинство очевидцев характеризуют, как вполне человеческие, правда, несколько более волосатые, от чего они иногда кажутся слегка заострёнными. Правда, геолог А.Серебренников, наблюдавший молодого джондора при дневном свете с расстояния около 20 метров, отметил, что уши у него были не только большие и странной формы (это хорошо видно на сделанном им рисунке), но и имели способность при неподвижной голо­ве поворачиваться в разные стороны, как уши собаки или лошади.

При описании рта все очевидцы отмечают, что он шире человеческого, губы тонкие, едва заметные. Зубы в подавляющем большинстве случаев описыва­ются, как вполне человеческие - плоские, ровные, желтоватого цвета, несколько шире человеческих. Правда, в некоторых регионах отдельные наблюдатели подчёркивают наличие выступающих клыков (саскватч, ксы-гыик на рисунке Хахлова и в описаниях некоторых североазиатских форм).

Фигуры мужских и женских особей внешне почти не отличаются, за исключением наличия у женщин сильно развитых грудных желёз, которые по некоторым сообщениям свисают чуть ли не до пояса. Интересно, что эта особенность подчёркивалась и античными авторами, которые утверждали, что благодаря такому строению груди кормящая самка может кормить детё­ныша, находящегося у неё на спине, во время движения и даже на бегу.

 Возможно, такое приспособление характерно для гоминоидов, обитающих в условиях открытых пространств (а именно их описывали античные авторы), тогда как в северных и таёжных районах ничего подобного не отмечается.

 Остановимся несколько подробнее на волосяном покрове. Именно он создаёт общее впечатление звероподобности и дикости и пугает наблюда­телей. Волосы покрывают всё тело. Густота и длина волос на разных участках тела различная. На голове волосы длиннее и темнее, чем на теле, где они  более густые и длинные на плечах и конечностях. На груди и жи­воте они реже и короче, на грудных железах и ягодицах волосы практи­чески отсутствуют. Длина волос на теле обычно 5 - 7 см, но на пле­чах и предплечья они могут достигать и 15 см. Густыми волосы кажутся только на первый взгляд, на самом деле волосяной покров не имеет подшёрстка, и через него просвечивает тёмная кожа. Цвет волос бывает со­вершенно различный от почти белого до тёмно-коричневого и чёрного.

 Грудная клетка в большинстве описаний очень развитая и имеет бочкообразную форму, без талии. Правда, у мазыльха она имеет килевидную форму, что характерно для обезьян. Так выглядит реликтовый гоминоид по описаниям очевидцев.  А  что могут сказать специалисты на основании изучения предоставленных им ма­териалов? Первую попытку научного описания гималайского йети предпри­нял американский антрополог В.Чернецкий. Но всё по порядку.

 

В предыду­щих главах упоминалось о том, что в 1951 году английский альпинист Э.Шиптон на склонах Эвереста сфотографировал на снегу странные следы огромных размеров.

Сопровождавшие экспедицию носильщики-шерпы в один голос заявили, что это следы йети ("снежного человека"). Опублико­ванная Шиптоном фотография одного из этих следов была в то время лучшей. Фо­тография была встречена с недоверием. Во-первых, она была сделана на снегу, а было хорошо известно, что под яркими лучами южного солнца обычная промоина может принять самые причудливые очертания. Во-вторых, форма отпечатка была довольно странная, хотя некоторые горячие головы увидели в ней сходство с отпечатком человеческой стопы. Особенно часто почему-то сравнивают этот отпечаток со следами неандертальцев, хотя известно несколько фотографий их следов (см. главы 3 и 4, и приведенные выше рисуки) и, как хорошо видно, они не имеют никакого сходства со следом Шиптона.       

Послед­ние не вызывали сомнений, так как были оставлены на слое мокрой глины, которая потом засохла и сохранила их в неизменном виде до наших дней. В общем, в начале 50-х годов никто серьёзным изучением этого отпечатка не занимался.

 После возвращения экспедиции Р.Иззарда в 1959 году в распоряже­нии учёных оказалось ещё некоторое количество фотографий следов и под­робное описание скальпа йети из монастыря Пангбоче. Вот тогда антрополог В.Чер­нецкий предпринял попытку, используя данные антропологии, сравнитель­ной анатомии и эмбриологии, определить характерные признаки йети и найти ему место в системе животного мира. Чернецкий сравнил очертания отпечатков стопы йети и неандертальца и пришёл к выводу, что это при­мат.

 В стопе йети, по его мнению, совмещаются признаки обезьяны и че­ловека с характерными особенностями, которые могут быть присущи очень крупному и тяжёлому двуногому существу, живущему в условиях скалистого горного ландшафта. Обезьяньи признаки: большой палец очень короткий и сильно отклонён внутрь. Человеческие - короткие остальные пальцы и об­щие очертания широкой ступни. Далее он обнаруживает “величайшее сходс­тво этого следа со следом пещерного человека”, имея в виду неандер­тальца. Последнее утверждение вызывает глубочайшее сомнение, так как увидеть сходство “шиптоновского следа” с человеческим можно только при очень богатом воображении (достаточно ещё раз взглянуть на фотогра­фии).

 Чернецкий отмечает, что большие размеры отпечатка (32 см в длину и 16 в ширину)  указывают на большие размеры оставившего следы существа, а широкая пятка говорит о том, что оно было достаточно массивным. Та­кой широкой пятки нет ни у одной из человекообразных обезьян и даже у медведя или большой панды. Учёный пришёл к выводу, что йети - это не­известный науке крупный антропоид, приспособленный для обитания в гор­ных условиях, но его ни в коем случае нельзя отнести к гоминидам, с чем нельзя не согласиться. Эмб­риологические  данные подкрепляют такой предварительный вывод учёного. Дело в том, что ни на одной стадии эмбрионального (внутриутробного) развития и в постэмбриональный период (после родов) человеческая стопа не обнаруживает сходства со следами йети.

 Профессор Р.Брум оценил рост существа, оставившего следы, в 210 см и по всей совокупности данных отнёс это существо к реликтовым гигантопитекам – огромным человекопо­добным обезьянам, обитавшим в Центральной и Юго-Восточной Азии 400-700 тысяч лет назад и которых считали давным-давно вымершими (но ведь до 30-х годов все учёные были уверены, что кистепёрые рыбы целаканты и латимерии вымерли, по крайней мере, 90 миллионов лет назад, а они оказы­вается и в наши дни прекрасно себя чувствуют в водах Индийского океана, омывающих Западную Африку и Индонезию).

Точку зрения В.Чернецкого поддерживал амери­канский антрополог профессор  Гр.Кранц, один из немногих, кто не опасался поте­рять своё научное лицо, занимаясь всерьёз таким непопулярным делом, как изучение “дикого человека”. Многие исследователи проблемы “снежного человека” отрицательно относятся к анализу и выводам Чернецкого. Но, если взглянуть на его заключение с учётом новых данных, полученных в последующие годы, то окажется, что ничего неправильного в его рассуж­дениях и выводах нет.

Таким образом, приходится констатировать, что на Гималаях обита­ют, по крайней мере, три  вида прямоходящих существ. Два антропоида: гигантский и меньший по размерам; а также гоминоид. Первый из них, по всей вероятности, легендарный, исключительно редко встречающийся “дзу-ти” или “ньялмо”, второй – явля­ется тем, кто встречается гораздо чаще и кого шерпы называют “йети”, а третьим является неизвестный гоминоид.

 

Несколько слов о походке реликтового гоминоида, которую можно себе представить, изучая его следы. Исключив "шиптоновский" след, мы видим, что стопа реликтового гоминоида действительно очень напоминает стопу неандертальца.

   Известный советский антрополог Г.А.Бонч-Осмоловский составил классическое описание скелета и стопы неандертальца и пришёл к выводу, что неандерталец ещё только осваивал двуногую походку. При движении ему для сохранения равновесия приходилось балансировать, а для этого ему нужна была широкая стопа с растопыренными пальцами. Передвигался он, по мнению учёного, на полусогнутых ногах, при  этом он сильно  размахивал руками и раскачивался.                    

   Всё это считалось бесспорным до конца 70-х годов, когда в 1979 году экспедицией Мэри Лики в Танзании (Западная Африка) были обнаружены две идущие рядом цепочки следов  австралопитеков (размеры 17 и 23 см), оставленных ими на влажном  вулканическом пепле, выброшенном при извержении расположенного неподалёку вулкана Седимин. По этому пеплу удалось установить возраст следов – 3 600 тысяч лет.

  По мнению экспертов по следам отпечатки стоп и характер походки у этих  древнейших человекоподобных существ – предположительно, австралопитеков был  вполне человеческий. Отпечатки идут один за другим, стопы развёрнуты пальцами в стороны, что указывает на то, что первый палец у этих существ был, как и у нас, толчковый, то есть походка этих существ была хорошо сбалансирована, и шли они на прямых, а не на полусогнутых ногах. Ни о каком “опирании на землю руками”  в обоих случаях  не может быть и  речи.         

 Известный антрополог, крупнейший специалист по следам древних гоминид профессор Робинсон, после изучения этих следов пришла к выводу, что эти существа имели “вполне человеческую походку” и строение ног у них было “человеческое”. Так как же можно после этого согласиться с ут­верждением, что неандерталец, живший не 3,5 миллиона лет, а на 3, 2 миллиона лет позже, ещё “не вполне освоил двуногую походку”?

 Все очевидцы единодушно утверждают, что все реликтовые гоминоиды передвигаются очень быстро и легко, как шагом, так и бегом.

 О том, что походка у них отлично сбалансирована, говорит тот факт, что их следы чаще всего идут узкой цепочкой, в одну линию. Шаг широкий (в длину), как правило, шире человеческого. То, что голова у реликтового гоминоида, как правило, наклонена вперёд, естественно, так как ему необходимо смотреть под ноги - ведь он ходит и бегает не по асфальту, а по пересечённой местности, изобилующей камнями, корнями деревьев и т.д. Кроме того, реликтовый гоминоид, как и любой древний гоминид, бегал не ради достижения спортивных успехов, а с совершенно определённой целью – выследить и догнать добычу, а для этого надо было следить за следами этой жертвы,  чтобы не потерять их.   

 

 Всё сказанное было блестяще подтверждено киносъёмкой Р.Паттерсо­на. Широкий, размашистый шаг идущей не спеша женщины-саскватча напоми­нает своей плавностью ход опытного лыжника. Изучавший эту походку из­вестный специалист по биомеханике человека профессор М.Донской, заведующий ка­федрой биомеханики “Института физической культуры имени Лесгафта” в Москве, был в восторге от такой походки. Он заявил, что мечтал бы научить своих сту­дентов так двигаться, но, к сожалению, это невозможно, так как столь плавно двигаться человеку не позволяет строение таза и скелета ног. Это ответ тем скептикам, которые пытались и пытаются утверждать, что в фильме снят обычный человек, одетый в шкуру обезьяны.

  Походку женщины-саскватча изучали также в “Московском институте травматологии и ортопедии”. Результаты изучения фильма подитожил директор института, заявив, что подделать такую походку невозможно, так как она определяется особым, отличным от человеческого, строением тазобедренных суставов этого существа.

    Американский антрополог профессор Гр.Кранц, изучая имевшиеся в его распоряжении 20 слепков самых крупных следов саскватчей, отметил, что у них непропорционально большая пятка и  сравнительно малая перед­няя часть стопы. Он предположил, что у этих существ щиколотка смещена вперёд. Произведя соответствующие расчеты, он установил, что согласно законам механики у реальных  двуногих существ такого веса и размеров щиколотка должна быть смещена вперед и ровно настолько насколько он определил по слепкам. Это убедило ученого в том, что саскватч действительно существует, так как для того, чтобы подделать такие следы нужно быть достаточно квалифицированным антропологом.  Слева показана реконструкция голеностопа саскватча и современного человека, выполненная Гр.Кранцем. Характерным признаком этой стопы является удаление пяточной кости от берцовой и плоскостопие, что способствует более равномерному распределению давления большого веса саскватча на грунт.             

 Для того, чтобы подделать отпечатки с таки­ми тонкими особенностями нужно быть антропологом высокой квалификации, а следы и слепки с них, которые он исследовал, были присланы ему охотниками, егерями и лесорубами, то есть людьми, весьма далекими от антропологии. Мы уже довольно долго задержались на обсуждении гималайских выс­ших приматов, но ведь следы “дикие люди” оставляют и во многих других регионах.

Но особенно повезло профессору, когда в его распоряжении якобы оказа­лись слепки следов стоп и ладоней саскватча, на которых отпечатались папил­лярные узоры (те самые узоры, которые фиксируют правоохранительные ор­ганы, задерживая преступников). Папиллярные узоры на коже ладоней име­ются только у представителей высших приматов. Их рисунок строго инди­видуален для каждой особи, и подделать их, по его словам, да еще на грунте невозможно.

Индивидуальный характер папиллярных узоров позволяет использовать отпечатки пальцев рук в криминалистике. Поиск таких отпечатков на месте является обязательной обязанностью следователя при осмотре места преступления. Сравнение их с отпечатками, имеющимися в банке данных, позволяет установить личность преступника. Конечно, если его отпечатки уже когда-то попали в этот банк данных. Если же их там нет, то пользы от этих узоров в данном расследовании не будет. Совершенно понятно желание правоохранительных органов заполучить отпечатки пальцев поголовно всех жителей земли и создать общий банк данных, но законодатели почему-то на такой шаг пойти не желают.

       

Что касается папиллярных узоров на стопах высших приматов, да и взрослого человека, то, осматривая кожу собственной подошвы и своих родственников, а также ладони и подошвы горилл и орангутанов в зоопарках Москвы, Петербурга и Будапешта, автор смог разглядеть только фрагменты этих “узоров” на этих гладких, будто  отполированных, поверхностях.. Что же может отпечататься на грунте от таких подошв?

Утверждение, что папиллярные узоры невозможно подделать, неверно. Если талантливые фальшивомонетчики на протяжении веков успешно подделывают сложнейшие и тончайшие узоры на банкнотах, то подделать узоры, полученные профессором Кранцем, такому специалисту  ничего не стоит. Он сделает матрицу, с которой напечатает эти узоры на любой поверхности, в том числе и на соответствующем тонкозернистом грунте. Такие чёткие и полные узоры невозможно было бы получить от стопы реального живого существа, которое ходило по реальному грунту. Надо было бы предварительно тщательно отмыть ему эту стопу  и подготовить поверхность., а которую должен был наступить саскватч

 

 Отпечатки рук. Во время обследования русла небольшого ручья – притока речки Дараисо, в которой в 1980 году утонул молодой джондор, на мокром песке небольшого ручья (в ущелье речки Дараисо) бросились в глаза чёткие отпечатки маленьких детских ладоней (рисунок слева). Ребёнок, опираясь руками на песок по сторонам ручейка, наклонился, чтобы напиться.     

                                                                  

      

Приведенные ниже рисунки показывают, что вопреки распространённому мнению о том, что  у реликтовых гоминоидов первый палец руки имеет малое противопоставление (отведение) от кисти, напротив, способен широко отходить в   

 

сторону.

           .

  

 На фотографии приведена фотография гипсового слепка отпечатка ладони алмаса из коллекции профессора Пинчена (Монголия). Долгое время считалось, что это слепок стопы, но, если приглядеться, то видно, что это след ладони, проскользнувшей запястьем  по скользкому грунту (очевидно глине) и воткнувшейся четырьмя пальцами в глину при отведенном в сторону первом пальце.

Упомянутый выше профессор Гр.Кранц отметил также отличие строения кисти саскватча  от человечес­кой. Если у человека большой палец имеет возможность отворачиваться в сторону, то у саскватча он направлен в ту же сторону, что и остальные четыре пальца, в связи с чем на ладони саскватча отсутствует мышечный валик.

 

Но имеется ещё группа находок, представляющих интерес для данной проблемы. Это собранные во время экспедиций отпечатки зубов, образцы фекалиев, волосы, отпечатки и фотографии рук и т.п.

 

Особенности зубов.

Ленинградская экспедиция в 1971 году работала на Северной Кавказе, в ущелье реки Малки (Приэльбрусье.). Участником экспедиции  зоологом Р.Дановым в одной из небольших  пещерок  в слое почвы и пепла костра был обнаружен крупный зуб. Зуб находился на глубине около 10 сантиметров. Состояние слоя указывало на небольшой исторический возраст находки – не более нескольких сотен лет. Следов термического воздействия на поверхности зуба заметно не было. Пследующим анализом было установлено, что эта находка относится к историческому времени. Поскольку этот зуб не мог принадлежать современному человеку, Данов предположил, что он принадлежит алмасты.

.

              

                                   Зуб, обнаруженный Дановым.

  К сожалению, этот зуб, переданный для изучения в один из московских институтов, загадочным образом исчез.  

 

В 1981 году участник Среднеазиатской экспедиции М.Андрющенко находился на берегу Каратага (Памиро-Алай). Выйдя утром из своей палатки, он обнаружил банку сгущенного молока, которую кто-то пытался вскрыть, прикусив зубами. На цилиндрической части банки отпечатались  несколько плоских зубов верхней и нижней челюстей. Отпечатки располагались по дуге. Возник вопрос, кого могла заинтересовать эта банка, и кто мог пытаться таким образом вскрыть её. Банками со сгущёнкой интересуются, например, бурые медведи. Автору на Камчатке доводилось видеть вскрытые этими сладкоежками банки, но медведь клыками надкусывает банку  за угол крышки.

Других кандидатов нет – собаки  жестяные банки не кусают. Всеядные козы имеют совершенно другую форму челюстей. Похоже на осла, да и зубы широкие. Но “академики” по ослиному питанию, местные чабаны заявили, что осёл, как известно, одно из самых упрямых животных и кусать жестяную банку его не заставишь никакими силами. Крепкого сложения человек (зоолог Данов) попробовал так прикусить банку, чуть не сломал зубы, но даже малейшего следа их на банке не оставил.

                                        

   Привезенная с Памира банка была передана для исследования специ­алистам, и авторитетный учёный, крупнейший специалист по зубам приматов заявил,  что это отпечатки зубов примата, о чём объявил на очередном семинаре И.Д.Бурцев.

 

 

                                                  Волосы.

   Волосы являются весьма ценным объектом для исследований в зооло­гии и криминалистике. Существуют специальные каталоги - определители принадлежности волос для многих сотен различных животных и человечес­ких рас.

   Волос имеет значительную ценность для исследований в кримина­листике по следующим причинам:  ткани волоса,  состоящие из прочных  и долго сохраняющих свою структуру белковых соединений, похожих на рого­вицу (каротинов),  специфичны для представителей различных видов  жи­вотных; волос имеет сложное строение и специфический (для каждого ви­да животных) состав микроэлементов, что позволяет исследовать его раз­ными химическими и физическими методами.

  Любой волос представляет собой длинный тонкий цилиндр - стержень или ствол, слегка сужающийся к концу, и корень, окутанный влагалищными оболочками (вроде луковицы) и находящийся в волосяной сумке кожи. Боковая поверхность этого стержня покрыта чешуйками - кутикулой. Форма и расположение че­шуек кутикулы образуют на поверхности стержня волоса рисунок, харак­терный для различных животных. Но этот рисунок меняется по длине стержня и на разных участках волоса, например, медведя он может совпадать с рисунком на волосе человека. Каких-то специфических признаков строения кутикулы, общих для приматов выделить не удалось и эта часть волоса для определения видовой принадлежности животного не пригодна. Внутри волоса различают сердцевину и корковый слой, каждый со своей специфической структурой. Здесь картина аналогичная.

  Методика, разработанная сотрудниками ИМЭЖ, и опробованная ими во время экспедиции в Монголию, позволяет по строению волоса с определённой вероятностью определить принадлежность волоса тому или иному отряду млекопитающего. Эта методика понадобилась для того, чтобы по волоскам, содержащимся в испражнениях хищника, определит его жертву.

  С помощью оптического микроскопа учёные исследовали внешние характеристики волоса, а по продольным и поперечным срезам – структуру его сердцевины.

 

  Поисковыми группами экспедиции “Общества криптозоологов” в процессе работы были собраны десятки об­разцов волос, из общей массы которых необходимо было выделить волосы, предположительно принадлежавшие неизвестному существу - реликтовому го­миноиду. На первом этапе были отобраны волосы, длина которых превышала 20 см. Этим исключались волосы сурков, кошек, собак, диких и домашних коз и баранов, длина шерсти которых не превышает этой величины.

  Остав­шиеся волосы были сфотографированы на оптическом, а затем на электронном микроскопе. На полу­ченных фотографиях хорошо видна разница в строении кутикулы и сердце­вины у животных разных видов. Но этого оказалось недостаточно для того, чтобы уверенно выде­лить волосы реликтового гоминоида - и рисунок кутикулы, и строение сердцевины у некоторых животных, принадлежащих к разным видам, оказа­лись похожими, тем более что эти структуры сильно зависят от расположения сфо­тографированного участка на длине волоса.           

          

          

                                   

 

                            

                                      

                          

                                  

 

      

                                                Волосы гуля-джондора.

  

   При сравнении приведенных фотографий видно, что по внешним признакам строения кутикулы Образец № 1 имеет наибольшее сходство с  образцами волос человека и гориллы.

 

   По месту нахождения, длине и сходству некоторых внешних признаков были отобраны несколько наиболее близких по этим признакам образцов, которые не удалось отождествить с об­разцами, имеющимися в каталогах (Theodor Lochte и др.). Эти образцы были подвергнуты исследо­ваниям био-физическими методами. В каталогах аналогов Образцу № 1 не нашлось.                

                                                 

    Для одной части методами гамма-спектрального анализа были пост­роены спектры микроэлементов. Данный метод обладает очень высокой дос­товерностью: так вероятность совпадения 11 точек спектров волос двух разных особей равна 1: 10 000 000 000.  Это означает, что вероятность такого совпадения спектров у двух людей при численности всего человечества, насчитывающего сейчас около 6 000 000 000, меньше 50%. В то же время у близнецов человека спектры волос совпадают во всех точках.

 

    К сожалению, для таких исследований требуется облучение образцов  гамма-лучами. Это можно было сделать на реакторе атомной электростанции (такая лаборатория была в то время в Ташкенте), но для этого требовалось не меньше 10 мг каждого образца волос, чего у нас не было.

  Ещё это можно было сделать на сложной и дорогостоящей аппаратуре для гамма-активационного анализа. На момент проведения исследований таких установок в Советском Союзе были считанные единицы, и находились они в научных учреждениях, доступ в которые был строго ограничен. По этой причине данный метод исследований практически не приме­няется в криминалистике и зоологии.

   Но автору удалось получить доступ к одной такой японской установке, на которой были получены приведенные ниже спектры распределения микроэлементов в интересующих нас образцах волос. Достоинством исследования на такой установке является то, что при сжигании в потоке гамма-лучей одного кусочка волоса длиной в несколько сантиметров, прибор автоматически строит кривую спектра содержащихся в нём химических элементов со всеми их изотопами.

                     

 

         

            Красный – орангутан. Зелёный – горилла. Голубой – шимпанзе.                                                                     

                                                                    

 

    Интересные результаты получились при сравнении распределения основных микроэлементов в исследованных образцах (в условных единицах):

 

                                                                         Элементы                   

К-во      Si         Ag        Al         K        Ca         Fe         Cu         Zn          S             

                                                                         Человек                          

(9)      10,3      6,2         4,7       5,2       6,2        1,6        6,7         6,2          6,2      

                                                                         Образец № 1               

(8)       6,2      3,5        11, 6      -         14,3       5,0        1.3         0,7          6,2              

                                                                          Горилла                       

(6)       5,7      6,2          -            -           4,6        -           1,3         6,2         6,2       

                                                                          Орангутан                     

(5)     16,3    13,4         -            6,2        6,0        -           1,3         6,2           -                                              

                                                                          Шимпанзе                       

(4)       9,8       6,2         -            4,3          -          1,5        4,5          -               -                          

  

    Из этой таблицы следует вывод – по содержанию в волосах микроэлементов памирский гоминоид (Образец №1) оказывается ближе к человеку, чем любая из человекообразных обезьян, и ещё один, совершенно неожиданный, - наиболее близкой к нам по этому признаку человекообразной обезьяной оказывается не шимпанзе, а горилла.         

                    

     Исследования спектров микроэлементов в этих образцах, проведенные автором, показали отличие спектра Образца №1 от спектров человекообразных обезьян и чело­века - повышенное содержание Fe и Al и пониженное - K, Cu, Ca u Zn, а также то, что соотношение Fe/Zn у памирского гоминоида намного больше, чем у человека.       

    Аналогичные результаты были получены при исследовании волос эженя (иерана) в Китае, которые проводились там в “Институте микробиологических проблем”. По сообщению директора института профессора Ян-тао, исследо­ванные ими образцы волос эженя, собранных на территории Китая, близки к волосам человека, но они не человеческие – “со­отношение Fe/Zn у них в 5 раз больше, чем у человека”.

 

    Другую часть тех же образцов исследовала в 1988 году антрополог Г. Синельникова, которая использовала новейшую методику и специальные препараты, позволяющие получить фотографию белково­го спектра объекта при наличии микродоз материала, что было особенно актуально, так как некоторые образцы были представлены одним единс­твенным волоском. Вот её заключение:

    “Образцы исследовались методом изоэлектрического фокусирования в полиакрид амидном геле (ПААГ). Данная методика позволяет выявлять существенные различия между образцами волос приматов разных таксонов,  а для человека - статические достоверно выделять  расовые  и  этнические особенности.

                                    Результаты и обсуждение:

     Считаем целесообразным сообщить о двух аномальных образцах волос из коллекции "Российского общества криптозоологов". Согласно информа­ции криптозоологов, эти образцы были собраны на Кавказе (алмасты) и в Средней Азии - на Памиро-Алае (гуль, одами-сохраи).

   Общая интенсивность средних фракций и четкость рисунка на всем протяжении фореграммы позволяет считать,  что эти образцы являются волосами приматов.  Ближе всего  электрофоретические  картины этих образцов к фореграммам высших приматов, но от человекообразных обезьян их отличает более сложный рисунок в области 14-й фракции. В то же время ряд признаков (повышенная интен­сивность 5-й фракции, иное значение р1 - изоэлектрической точки 11-й фракции, аномалии рисунка в области 12-14-й фракций) не позволяют от­нести их к человеческим.

   Таким образом, есть основания полагать, что в горах Кавказа и Па­миро-Алая (Средняя Азия) обитает примат, таксономически близкий к человеку и человекообразным обезьянам”.

    Следовательно, двумя различными методами исследований, обладающи­ми высокой достоверностью, было установлено, что образцы c Cеверного Кавказа и Памира, и китайские образцы волос принадлежат ПРИМАТАМ, но не человеку и ни одной из известных чело­векообразных обезьян.        

   

                         Замороженный труп волосатого гоминоида

    Теперь следует остановиться на одном знаменательном событии, ко­торое по непонятным причинам было проигнорировано официальной наукой. Дело в том, что в декабре 1968 года два крупных учёных, уже извест­ных читателю по предыдущим разделам, А.Сэндерсон и Б.Эйвельманс, в те­чение трёх дней имели возможность изучать труп странного волосатого человека. Для этого им не понадобилось ехать на край света и забирать­ся в труднодоступные лесные дебри или высоко в горы. Им только приш­лось проехать несколько сот километров по прекрасным американским до­рогам и, когда они прибыли в небольшой провинциальный городок, то там, на ярмарке, в автомобильном фургоне-рефрижераторе они увидели этот труп, вмороженный в глыбу прозрачного льда. Владелец этого ярмарочного экспоната, которого звали Хансен, разрешил изучать этот труп, но раз­мораживать его категорически отказался.

  Что же увидели учёные? Сквозь довольно прозрачную толщу льда бы­ла видна фигура волосатого мужчины, лежащего на спине. Левая рука у него была заброшена за голову, правая прикрывала низ живота, голова запрокинута назад, глазницы пустые. При более внимательном осмотре стало ясно, что левая рука сломана. Положение правой стопы тоже было не совсем естественное, что указывало на какое-то увечье, но открытого перелома видно не было. Местами была видна кровь, судя по ярко-красному цвету достаточно свежая.  Но процесс гниения уже начался,  о  чём свидетельствовал запах,  проникавший через трещину льда.                                                                                                                                             

  Как уже было сказано,  учёным было разрешено в течение трёх дней осматривать и фотографировать этот труп.  В  результате  многочасового осмотра было установлено, что это не мог быть обычный человек, стра­давший гипертрихозом (ненормальным развитием волосяного покрова). Кроме наличия волосяного покрова на теле, этот человек был необычен и по многим другим признакам.

   О происхождении этого трупа Хансен вначале рассказывал, что он приобрёл его во Вьетнаме, где он воевал лётчиком. Владельцы ледяной глыбы с этим трупом рассказали ему, что купили его у рыбаков, которые якобы выловили его в океане возле берегов Камчатки. Он был живой и его держали на привязи, на палубе. Потом он взбунтовался, и при попытке его связать в драке ему выбили глаз, сломали левую руку и застрелили. Позже версия Хансена изменилась, оказывается, он застрелил этого “человека” во время охоты на территории США, в Скалистых горах.         

  Хансен категорически отказался растапливать свой экспонат, ссылаясь на запрет его истинного владельца. Но он разрешил двум учёным в течение трёх дней изучать “замороженного человека” в фургоне - рефрижераторе, в котором находился этот ледяной саркофаг.

  Вскоре после появления на ярмарках Канады и США “Экспоната Хансена” появились многочисленные его разоблачители. Они пытались обвинить Хансена в подделке своего экспоната, а некоторые из них приписывали себе или своим родственникам авторство изготовления “этого чучела”. Такие попытки продолжаются и по сей день. Но авторы этих попыток, очевидно, не удосужились узнать, что во время осмотра “ледяного саркофага” учёные обнаружили маленькую трещинку в его нижней части, из которой сочилась сукровица. В фургоне  чувствовался трупный запах. Уже одного этого факта достаточно для того, чтобы опровергнуть многочисленные попытки обвинить хозяина этого экспоната в фальсификации.                                     

 

  Приглашённая учёными художница на основании фотографий и личного осмотра сделала рисунки тела этого существа и отдельных его частей.                      

  На фотографиях и рисунках видно, что за исключением лица, подошв, ла­доней и половых органов, этот “человек” покрыт тёмно-бурыми волосами длиной от 7 до 15 см. На теле волосы были редкие, через них почти везде просвечивала кожа воскового цвета. В целом волосяной покров на­поминал шерсть шимпанзе, а не мех, например, медведя или собаки.

  Верхние конечности при измерении оказались относительно тела очень длинными и в опущенном состоянии должны были доставать до колен (90 см). Но эта длина достигалась не за счёт плеча или предплечья, а за счёт непомерной величины кисти. Кроме размеров, кисть "волосатого человека" имела ещё некоторые особенности.

  Длина 1-го пальца у "воло­сатого человека" была необычна, как для человека, так и для обезьяны. Если у человека он немного не достаёт до конца первой фаланги 2-го пальца, то у человекообразных обезьян он значительно короче, тогда как у “волосатого человека” он длиннее. Противопоставление 1-го пальца ос­тальным у “волосатого человека” было меньше, чем у человека, кроме то­го, он не расширялся к концу. В целом кисть “волосатого человека” больше напоминала серп или крюк, тогда как у человека она напоминает клещи. На концах пальцев у него были относительно узкие и поперечно-вы­пуклые ногти,  желтоватого цвета, примерно на сантиметр высту­пающие за концы пальцев.

                                       

Слева показаны стопы человека и неандертальцев из пещер Киик-Коба и Тоирано (наложение), внизу – рисунок Хахлова и стопа экспоната Хансена.

 Стопа имела вид вполне человеческий, без каких-либо признаков противопоставления 1-го пальца, характерного для обезьян (и отчётливо видного на фотографии следа гималайского антропоида). Но это и не бы­ла стопа современного человека. Она была слишком широкой для человека и выглядела более массивной и короткой. 1-й палец был слегка отодвинут от 2-го и остальных, но ни о каком противопоставлении не могло быть и речи. В отличие от человека линия концов пальцев стопы у "волосатого человека" была менее скошенной, кроме того, все пальцы были согнуты книзу, а 5-й ещё и вовнутрь. Такие форма и строение стопы, безусловно, обеспечивали хорошее сцепление её с грунтом во время ходьбы, и при ла­заньи по скалам. Подошва стопы у него была гораздо морщинистее, чем у человека, и в передней части была разделена на ряд подушечек, что так­же повышало сцепление стопы с грунтом.      

 Ногти на ногах были так же по­перечно-выпуклые, толстые - это были как бы шипы, вместе с согнутыми пальцами образующие настоящие крючья, очевидно, приспособленные для лазанья по скалам.      

При осмотре головы бросаются в глаза большие размеры лицевой части, что усугубляется скошенным и потому мало заметным лбом и выступающими надбровьями. Сильно выступают скулы. Подбородок массивный, округлый, подбородочного выступа нет. Лицо явно плоское. Весьма характерны форма и строение носа: он скорее напоминает нос обезьяны, чем нос любой из человеческих рас. Он не только чрезмерно широк, но и слишком вздёрнут кончик носа поднят почти до уровня его основания, так что спинка его расположена почти горизонтально. Таким образом, передняя часть носа, обращенная вперёд, и огромные зияющие ноздри свидетельствуют о  большой роли обоняния в жизни этого существа. 

          Характерного для чело­векообразных обезьян  сагитттального гребня на черепе не заметно. От краёв носа к концам губ идут две глубокие складки. Характерная деталь - под носом на верхней губе отсутствует привычный для человека губно-носовой желобок. Рот прямой, с широким разрезом, губы тонкие, едва заметные, что также отличает “волосатого человека” от современных людей. Рот у него был закрыт, так что о зубах ничего сказать нельзя. Можно только утверждать, что никаких признаков хотя бы слегка выступающих клыков не заметно.                                                 

  Волос на лице замороженного человека не было заметно, но по бокам лица видно нечто вроде бакенбардов, закрывающих верхнюю часть шеи под скулами.                         

  Резюмируя результаты осмотра, профессор Б.Эйвельманс пишет: “Существо, которое было распростёрто перед моими глазами, представляло собой любопытную смесь человеческих и обезьяньих призна­ков. По обилию и распределению волос оно было очень близко к большим антропоидным обезьянам, в частности, к горилле и шимпанзе. По более слабой противопоставленности большого пальца руки оно походило даже на некоторых приматов, называемых низшими, как, например, американский капуцин. По отсутствию губ и губно-носового желобка он вместе с совре­менными приматами отличался от любого современного человека.

 Однако по своим пропорциям и строению тела и конечностей оно было совершенно по­добно некоторым современным людям, но также ... и некоторым американс­ким обезьянам (что часто забывают). По развитию носа оно было опреде­лённо человеком, но его (носа) форма была скорее обезьяньей, в част­ности, такой нос был у ископаемого рамапитека... Впрочем, отсутствием противопоставления больших пальцев ног, слабо выраженными клыками, об­щей анатомией, свидетельствующей о вертикальной двуногой походке, оно безусловно относилось к ГОМИНИДАМ... Подобно тому, как называют "чело­векообразной" настоящую обезьяну, которая только похожа на человека, данное существо можно было бы назвать "обезьяноподобным человеком, то есть настоящим человеком, который только имеет сходство с обезьяной”.

  Происхождение этого странного существа весьма туманно. Показы­вавший его на ярмарках бывший американский лётчик Д.Хансен первое вре­мя утверждал, что владельцем этого экспоната является не он, но наз­вать истинного владельца отказался. О происхождении трупа “волосатого человека” он в разное время давал различные объяснения. По одной вер­сии этот труп был кем-то приобретён у китобоев где-то у берегов Юго-Восточной Азии, а пойман он был якобы у берегов Камчатки. Он был тогда ещё жив. Когда он был у китобоев, то как-то раз взбунтовался и в схватке ему сломали руку, выбили глаз и убили. По другой версии Хансен сам застрелил это существо где-то в горах штата Миннесота. В первом случае это мог быть или чучуна, или пикилян. Во втором – бигфут (саскватч).

  Но кем же был волосатый человек из ледяного саркофага, какое отношение он имеет к современному человеку или его древним родственникам?

 Это, безусловно, было млекопитающее, о чем свидетельствовали шерсть и соски. Из млекопитающих он принадлежал к отряду приматов, а точнее к подотряду антропоидов, который включает обезьян и человека, на что указывали направленные вперед глазницы и ряд других признаков. Из общей массы антропоидов он принадлежал к узконосым антропоидам Старого Света, на что указывали открытые вперед и вниз ноздри. Внутри узконосых его следует поместить в надсемейство гоминид, включающее как людей, так и человекообразных обезьян. О том, что он ближе к людям говорит строение его нижних конечностей – ног настоящего стопоходящего бегуна с непротивопоставленным большим пальцем (в отличие от человекообразных обезьян с их ногами, превращенными в руки, приспособленные для жизни на деревьях, а не для ходьбы и бега по земле). Эти, казалось бы не нужные, подробности необходимы, так как стопу с непротивопоставленным большим пальцем имеет, например, медведь.

 

В начале 2010 года московским гоминологам стало известно ещё об одном замороженном трупе гоминоида, на этот раз обнаруженного на ярмарке французского городка Бурганёфа.

                 

                 И. Бурцев. Гоминоид из Бурганёфа:

 

          “В начале апреля 2010 года научный руководитель Международного центра гоминологии Дмитрий Баянов получил от наших французских коллег информацию о так называемом “бурганефском человеке”, которая сопровождалась его фотоизобра-жением. Дмитрий Баянов завязал переписку по Интернету с французскими исследо-вателями с целью поподробнее познакомиться с этим случаем. Речь шла об экспонате, демонстрировавшемся несколько лет назад на ярмарке в небольшом провинциальном городке Бурганёф во Франции. Это был якобы замороженный труп “снежного человека” ростом два метра 60 сантиметров, погибшего в результате снежной лавины и привез-енный из Тибета через Китай. Экспонат сохранялся в застекленном морозильнике при температуре минус 30 градусов.

          Нас очень удивило, что мы об этом ничего не знали раньше. Не слыхала о нем и Жанна Иосифовна Кофман, ветеран поисков “снежного человека”, последние годы проживающая во Франции. Об этом мы узнали, связавшись с ней по телефону. Но когда мы получили от французских коллег дополнительные материалы, журнальные и газетные статьи об этом экспонате, мы поняли, в чем дело: просто в свое время боль-шинство французских гоминологов и криптозоологов, услышав об экспонате, ничтоже сумняшеся отвергли его с порога, объявив его подделкой, муляжом. Тем более что как только сообщения об этом объекте попали в средства массовой информации, его хо-зяин, ярмарочный балаганщик по имени Аллен Нолт испарился вместе со своим экс-понатом в неизвестном направлении.

         Публикации, которые мы получили, сходились на том, что этот экспонат – не что иное, как искусно выполненный муляж “доисторического человека”. Например, статья в журнале “Криптозоология” так и называлась: “Замороженный человек из Бурганёфа: разгадка тайны”. В ней были такие слова: “Самое печальное в этой истории – это то, что, с одной стороны, эксплуатируется интерес людей к подобным проектам, по сути чисто коммерческим, с другой стороны, отвлекаются и тратятся впустую силы иссле-дователей на расследование подобных случаев. Такие действия, к сожалению, дискре-дитируют серьёзные научные исследования в области криптозоологии”.

Гоминоид из Бурганефа


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

         Фото загадочного экспоната, демонстрировавшегося на ярмарках во  

                                                        Франции.

 

          Российские и французские гоминологи считают его настоящим замороженным трупом “снежного человека”. При ближайшем рассмотрении фотографий мы пора-зились исключительному правдоподобию внешнего облика экспоната, особенно в ма-лозначительных казалось бы деталях, которые очень трудно воспроизвести: характер волосяного покрова, натуральность мускулатуры, выразительность мертвого лица, вид зубов в приоткрытом рте и так далее. Меня лично поразила острота угла между ключи-цами. У человека они располагаются почти горизонтально или под углом, близким к 180 градусам. У этого же экспоната они расположены под довольно острым углом, сос-тавляя как бы букву V, что само по себе является для нас новой информацией, но вместе с тем вполне согласуется с известной нам сильной сутулостью этих существ, низко по-саженной, как бы втянутой в плечи головой и короткой шеей.

         И тогда начался второй тур нашей переписки с зарубежными коллегами, и не только французскими, но и американскими, прежде всего с признанным авторитетом, долгие годы наблюдавшим группу бигфутов в штате Теннеси Дженис Картер Кой.  В результате выяснились такие подробности, которые поставили под большое сомнение заключение о рукотворности демонстрировавшегося в Бурганефе экспоната.

         Мы отправили фотографии экспоната Дженис. Понятно, что ее замечания являют-ся для нас самыми важными, даже определяющими для оценки истинности изучаемого объекта. И вот краткое изложение того, что ответила Дженис после ознакомления с фо-тографиями бурганёфского экспоната.

         Внешний вид головы у экспоната находится в пределах тех вариаций, которые она наблюдала среди бигфутов: у кого-то лоб узкий, у кого-то чуть повыше, надбровья тоже выступают у них по-разному – у кого больше, у того меньше. Волосы у экспоната на го-лове такие же длинные, как у великана Каноэнея, который сейчас обитает в окрестно-стях фермы. То же касается формы носа, щек, подбородка, волос на лице и теле, мус-кулатуры и остальных деталей анатомии. Особенно много внимания уделила Дженис зубам, по ним она даже определила приблизительно возраст существа. Отметила она и то, что несколько отличает его от обитателей ее фермы. Например, губы: у него - они слишком полные, а у её бигфутов – тонкие. И еще она отметила, что лица у её бигфутов более удлиненные, чем на фотографии, а щеки - более полные. Она обратила внимание и еще на некоторые анатомические частности, которые укладываются в ее представле-ния о бигфутах. Все это склоняет ее к признанию истинности экспоната. Она заканчи-вает свое заключение словами: “Если это подделка, то ее автору надо дать медаль”.

          Оказалось, что и во Франции некоторые криптозоологи считают, что это – на-стоящий труп “снежного человека”. Французский гоминолог Кристиан ле Ноэль, признавая труп настоящим, высказал обоснованные сомнения в правдоподобности утверждения о происхождения трупа из Тибета. Он же сослался на мнение известного зоолога, родоначальника криптозоологии, ныне покойного Бернара Эйвельманса, кото-рый тоже незадолго до смерти, ознакомившись с фотографиями, посчитал экспонат трупом настоящего “снежного человека”.

           Кристиан сообщил о своих поисках возможного изготовителя муляжа, в резуль-тате которых пришел к выводу, что во Франции нет такового, а все более или менее опытные и искусные таксидермисты оказались непричастными к предполагаемому из-готовлению муляжа. Другие исследователи – Франсуа де Сарр, Мишель Рейналь, Жан Рош тоже не смогли пока найти подтверждений поддельности экспоната.

           Интересны объяснения ле Ноэля по поводу причины исчезновения экспоната. Но прежде отметим, что он тоже считает труп настоящим, и даже обращает внимание на некоторые признаки того, что труп мумифицировали. Сохранности трупа, по его мне-нию, способствовала также низкая температура в морозильнике.

           Что касается его исчезновения, то Кристиан считает это вполне понятным, так как владелец нарушил по крайней мере два закона: первое – нелегальный провоз трупа через границу (если он ввозил труп), второе – для демонстрации подобных экспонатов и сделок (а он намеревался продать экспонат заинтересованным людям) требуется разре-шение управления археологических исследований, которого у него не могло быть по понятным причинам. В итоге он, видимо, предпочел убрать с глаз долой этот экспонат.

          А что касается затруднений с поиском самого владельца экспоната, то и это впол-не понятно, так как “нарушитель” вряд ли называл свое настоящее имя, зная, к чему это может привести.

          В итоге все мы, наши и французские гоминологи, пришли к такому выводу: пока не появится человек, который докажет, что это он изготовил муляж “Бурганефского человека”, мы будем считать экспонат настоящим трупом гоминоида”.

Примечание автора:  На фотографии представлен якобы замороженный труп неизвестного существа, но почему он выглядит не замороженным, а совершенно свежим – как труп современного человека, лежащий в гробу перед  опусканием гроба в крематории? У него не смёрзшиеся, а как будто только что вымытые горячей водой с шампунем и расчёсанные волосы на голове и теле – видны отдельные волоски. Так же по фотографии не представляется возможным объяснить странную прямую форму плеч – будто на трупе одет пиджак.

 

Вот почему следует для полной надежности распространить поиски нашего кандидата на все надсемейство гоминоидов.

Учитывая все вышесказанное, пока н ясно – кого же из них мы знаем на сегодняшний день по современным наблюдениям или ископаемым останкам? А поскольку нужно найти такого, с которым можно было бы отождествить “замороженного человека”, то зададим вопрос: как могут выглядеть различные гоминоиды, если они уже вымерли, или как они могут выглядеть, если они еще не обнаружены в настоящее время?

 Современная наука утверждает, что среди гоминоидов различают шесть основных типов: ореопитек, довольно-таки древнее ископаемое с весьма неясными характеристиками; антропоиды - настоящие бесхвостые обезьяны (гориллы, шимпанзе, орангутаны и гиббоны); австралопитеки, хотя и древние, но более человекоподобные обезьяны, двуногие, с человеческой походкой и без клыков (несколько видов); питекантроп или архантроп – человек, напоминающий человекообразную обезьяну, но с человеческими нижними конечностями; неандерталец – человек с некоторыми обезьяньими признаками; и современный человек (один вид).

 Эти шесть типов имеют очень неодинаковое значение внутри зоологической иерархии. Согласно последним данным, ореопитек один составляет целое семейство; человекообразные обезьяны представлены двумя различными семействами: гиббонами и понгидами или человекообразными; австралопитек образует отдельное семейство, включающее только один род - Australjpitecus; питеканроп, раньше делившийся на питекантропов, синантропов, атлантропов и др., отныне представляет собой простое подразделение рода   Homo –  вид Homo erectusнеандерталец теперь считается только расой Homo sapiens neanderthalensisсовременный человек составляет другой подвид - Homo sapiens sapiens.

  Ореопитек явно не имел предпосылок к тому, чтобы превратиться в современного человека. Но на самом деле все происходило не так гладко – потомки иногда оказывались более примитивными, чем предки, а часто они оказывались и современниками.

 Ученые догадались, что в действительности не было прямого превращения одного типа в другой, но скорее происходила дифференциация внутри единой популяции, которая заканчивалась разделением её на отличающиеся друг от друга дочерние популяции, которые локально могли замещать одна другую, а также и сосуществовать в течение длительного времени. К исходной эволюционной цепи добавлялись боковые ответвления и стройное древо эволюции (онтогенез) превратилось со временем в развесистый куст  (фамогенез).

 Само собой разумеется, что из всех типов гоминоидов нам известна внешность только человекообразных обезьян и современного человека. Остальные давно канули в вечность:

 Кто же из них может иметь отношение к нашему волосатому человеку? Остаются пять типов. Из них только два, по мнению официальной науки, ещё представлены в наши дни: человекообразные обезьяны и современный человек, принадлежащий к одному единственному виду, но имеющему массу подвидов или рас. Остальные давно канули в вечность: неандерталец относительно недавно, питекантроп раньше, а австралопитек - совсем давно. Но это весьма упрощенная схема, утверждающая, что австралопитеки относятся к нижнему плейстоцену, питекантропы – к среднему, а неандертальцы – к верхнему. Начиная с Дарвина, считалось, что эти пять типов связаны друг с другом последовательно, так что каждый промежуточный тип представлял собой “недостающее звено” в эволюции гоминид.

Эволюцию приматов представляли до конца прошлого века самым примитивным образом – господствовала и вошла во все учебники по антропологии гипотеза онтогенеза. Каждый из указанных типов постепенно, на протяжении тысячелетий терял свои обезьяньи признаки и приобретал человеческие. Человекообразная обезьяна после редукции своих эффективных клыков и освоения двуногой походки превращалась в австралопитека; с увеличением и совершенствованием головного мозга и все больше выпрямляясь, австралопитек превращался в питекантропа, а тот, еще более облагораживаясь, превращался в неандертальца, которому осталось отбросить остатки некоторых звериных признаков в своей природе, чтобы превратиться в кроманьонца – человека современного вида.

Кроманьонец уничтожил неандертальцев, расселился по всему миру и распался на множество рас.

 

          Странное существо из Южной Африки.

                                  

 Познакомимся с описанием ещё одного странного существа, на этот раз из Африки. В 1977 году болгарский журнал “Параллели” рассказал о странном существе, которое было представлено учёным, собравшимся в “Нью-Йоркском клубе любителей природы”.

 Автор статьи пишет: ... Во второй половине дня двери клуба отворились, и в зале появился «странный человек». Вошедший с ним мужчина вёл его на цепочке. Слегка вздрогнув при свете вспышек фотоаппаратов, это существо потеряло равновесие, но затем быстро выпрямилось и стоя начало медленно поворачивать голову, осматривая помещение.

  Присутствующие в зале, среди которых было немало учёных, с инте­ресом рассматривали пришельца. Ростом он был 125 см и походил на ма­ленького шимпанзе из семейства бонобо. У него были длинные руки, длинные и узкие ступни с сильным большим пальцем, его тело покрывала гус­тая шерсть. Грудь и голова были без волос. Но форма губ и ушей мало отличалась от человеческой и,  что особенно заинтересовало присутствующих, - это “существо” ходило прямо, как человек, не опираясь на перед­ние конечности! Среди приматов это, по мнению многих, наблюдалось впервые...”  Ему дали имя Оливер.                                                    

             

  Приведший это существо нью-йоркский адвокат Майк Миллер предло­жил любому из присутствующих изучить это существо и определить, кто это такой.

  Так предстало перед научной общественностью одно из самых удивительных созданий, обнаружен-ных за последние десятилетия. История этого существа, рассказанная адвокатом Миллером, ещё больше подогрела интерес к нему. По словам Миллера, в конце прошлого, 1976 года, он приехал в один из маленьких городков Южной Африки, куда одновременно с ним прибыл передвижной зверинец. Наряду с различными обычными животны­ми - львами, тиграми, жирафами, - в одной из клеток находился Оливер (так называли это существо его прежние владельцы). На вопрос Миллера о происхождении Оливера владелец зверинца и дрессировщик Фрэнк Бургер сообщил только, что это животное откуда-то с западного побережья Конго» и что там, в глубине лесов обитает ка­кое-то племя, которое почти невозможно увидеть, и Оливер якобы принад­лежит к этому племени. Оливер родился, видимо, в 1969 году, а в начале 70-х попал к Бургеру.

“Вместе с тремя шимпанзе Оливера прислал из Конго один из братьев Фрэнка, - рассказывает Джаннет Бургер. - Он был совершенно не похож на других обезьян. Ему можно было поручить де­лать кое-что по дому, например, развозить на тачке сено и чистить стойло у лошадей. Когда наступало время кормить собак, он по моей просьбе смешивал для них все приготовленные для этого ингредиенты. А по вечерам с удовольствием сидел у телевизора и потягивал что-нибудь из спиртного. Больше всего ему нравилось делать себе коктейль из виски с газированной водой”.

 Поведение у него переменчивое: то он кроток и послушен, то наст­роен воинственно.  Он спускает воду в туалете, с удовольствием смотрит телевизор, делает себе виски с газированной водой определённого сорта.

 Он любит разные овощи и плоды.  Спит легко. Предпочитает контак­тировать с людьми, а не с животными, при виде которых у него возникает к ним нетерпимость.

 “С определённого возраста Оливера начали настойчиво посещать мысли о сексе - продолжает Джаннет Бургер.  Причём его совершенно не интересовали самки шимпанзе, он хотел интимной близости со мной или другой женщиной. Тогда я сказала мужу: С меня хватит! Или я, или он!”.

 Миллер уговорил владельца зверинца продать ему Оливера и привёз его в Нью-Йорк. Затем Оливер попал в одну из военных лабораторий штата Пенсильвания (США), где проводились различные научные эксперименты. 7 лет его содержали в “карцере” - клетке размером 1,5 на 2 метра,  в которой он не мог даже выпрямиться во весь рост. В мае 1996 года его оттуда забрали и поместили в обезьяний питомник в Техасе.  К этому времени Оливер был в очень плохом состоянии: его мышцы от неподвижного образа жизни атро­фировались, конечности дрожали, выпали все зубы, возникли проблемы с печенью. В питомнике его поместили вместе с другими шимпанзе в откры­том вольере, он быстро привык к новому дому и начал поправляться.                      

Для сравнения приведен рисунок головы гоминоида Хансена.

                                      

 Из лабораторий, в которых изучался Оливер, поступали кое-какие сообщения. Так, удалось определить, что ему примерно семь лет и что его хромосомный набор имеет отличия от нормального человеческого: у него на одну хромосому больше, чем у человека, и на одну меньше, чем у любой из известных высших обезьян.

  К сожалению, кроме этих скудных и отрывочных сведений, за после­дующие годы никакой информации об Оливере опубликовано не было. Тем не менее, сравнивая портрет Оливера с изображением шимпанзе и "Заморожен­ного", можно увидеть разительное сходство с ним, а не с шимпанзе. Это и безволосое лицо с большими безволосыми ушами, и форма носа, и пропорции тела, и характер волосяного покрова. О том, что на африканском конти­ненте встречаются реликтовые гоминоиды, мы уже упоминали в предыдущих главах, в частности о том, что в Западном Конго их называют “какундакари”.

 Профессор антропологии Нью-Йоркского университета доктор Гордон Геллап считает, что “есть основания предполагать, что Оливер - это гибрид человека и обезьяны... Некоторые специалисты высказывают мне­ние, что он помесь шимпанзе с представителем одного из диких племён пигмеев из Центральной Африки. Однако наиболее распространённым явля­ется мнение, что Оливер просто мутант шимпанзе. Это совершенно новое существо, стоящее на эволюционной лестнице ближе к человеку, чем прос­тые обезьяны”. Так, может быть, Оливер и есть тот самый какундакари, о котором слышал в Африке зоолог Г.Шаллер?

  Таким образом, мы познакомились с описаниями внешнего вида релик­тового гоминоида очевидцами из разных районов его обитания и с тем, как это подтверждается некоторыми вещественными материалами, собранны­ми различными экспедициями (слепки и фотографии следов, рисунки cо слов очевидцев и сделанные самими очевидцами, кадры из фильма, волосы) и, наконец, с описанием трупов конкретных особей, сделанным авторитетными учёными. Как мы видели, все эти описания в целом совпадают.

 

  Профессор Б.Эйвельманс, изучая внешность “замороженного волосатого человека” Хансена, попытался выяснить, на кого из древних гоминид он может быть похож. Каким бы ни был эволюционный процесс, который привел к появлению человека современного вида, его можно представить в виде генеалогического древа, лестницы или куста, ветви которого многократно переплетались, соединялись и расходились, заканчиваясь без всякого продолжения.

  Но никакие статистические данные и фрагменты скелета не могут дать достоверного представления о том, как выглядел тот или иной древний гоминоид.

  Очень мало мы можем узнать о внешнем виде некогда существовавших людей и антропоидов, от которых до нас дошли только более или менее полные скелеты, а чаще всего учёные имеют дело с разрозненными костями. Хорошо ещё, если это череп, но чаще мы имеем только фрагменты челюстей или только отдельные зубы. Даже самая совершенная методика восстановления лица, разработанная советским антропологом М.Герасимовым, тут бессильна. Облик человека, воссозданный по его методике, каждый раз зависит от того, кто его восстанавливал: у европейцев он получается европейцем, у китайцев китайцем. Тем не менее, это никогда не мешало делать многочисленные реконструкции древних угасших форм, и они заполняют страницы учебников зоологии и антропологии, и украшают  экспозиции музеев.

  Их бесчисленное количество раз воспроизводили, копировали и обновляли, следуя одним и тем же предвзятым представлениям, что многие из этих реконструкций, в конце концов, приобрели традиционный вид, в который до сих пор крепко верят даже крупные специалисты. Так, неандерталец в наши дни всегда почему-то изображается светлокожим и столь же мало волосатым – а то и менее, - чем самые волосатые из современных людей. Его при этом, как правило, украшают почему-то шевелюра из темных волос, кустистые брови, толстые губы и всклокоченная борода. Но другие специалисты убеждают, что неандерталец был покрыт волосами.

Самые древние из гоминид - австралопитеки изображаются как выпрямившиеся шимпанзе или гориллы, передвигающиеся на более длинных ногах. Синантроп по сочетанию человеческих и обезьяньих черт занимал промежуточное положение между ними. Насчет яванского питекантропа мнения расходились и его реконструкции известны только по нескольким рисункам. В каждой реконструкции соотношение указанных признаков зависело исключительно от личного мнения автора о генеалогическом древе гоминоидов и их взаимного родства.

 Так, когда неандерталец еще был единственным общепринятым “недостающим звеном”, художник Купка изобразил его в виде двуногого шимпанзе, только имеющего губы, нос и стопы человека. Когда было признано, что черепная крышка яванского питекантропа принадлежит гоминиду, то заодно очеловечили и неандертальца, ибо теперь появился новый тип, который, как указывало его название “обезьяночеловек”,  занял место на середине пути между двумя крайними типами. После того, как был открыт австралопитек, которого определили на то же место,  тринильский питекантроп, в свою очередь, стал более человекоподобным, тем более, что у его брата китайского синантропа обнаружили каменные орудия. Подобные исправления произошли, когда были обнаружены доказательства существования двух, очень различных, видов австралопитеков: крупного массивного, вегетарианца, подобного гориллам, и более стройного и грацильного австралопитека африканского, плотоядного и умеющего изготавливать и использовать примитивные каменные орудия “олдувайской культуры”.

 И всю эту компания предстояло разместить в пространстве между открытой к этому времени древней человекообразной обезьяной дриопитеком  и современным человеком. На примере созданных к тому времени 15 реконструкций можно видеть, как обезьяньи признаки постепенно сглаживаются, уступая место все более выраженным человеческим признакам. В итоге создается впечатление истинной преемственности, которая на самом деле является чисто иллюзорной и находящейся в противоречии с внутренней анатомией.

 Сейчас все или почти все признают, что эти различные формы не происходили непосредственно одна от другой, но подразумевается, что они являются как бы последовательными волнами. Впрочем, редкие антропологи могут устоять против желания изобразить эти формы как бы идущие гуськом, чтобы внушить иллюзию некоего постепенного восхождения, движения вверх от Обезьяны к Человеку. Сказывается своеобразная мания величия человека, считающего себя вершиной эволюции гоминид.

 Человек по своей природе не способен летать по воздуху, как птица, ориентироваться в темноте, как летучие мыши, или дельфины, плавать и нырять как китообразные и рыбы, он не может защитить себя смертельным укусом или стать невидимым подобно насекомым или хамелеонам и т.д. и т.п. С биологической точки зрения  человеческий антропоцентризм - это абсурд, так как современный человек одно из самых неприспособленных к жизни в естественных условиях существ. Человек создал для себя искусственную среду обитания и полностью зависит от нее. Любой сбой в функционировании этой искусственной среды может иметь фатальные последствия не только для конкретного индивидуума, но и для всего человечества.           

Нарушение электроснабжения огромных мегаполисов через пару месяцев приведет к возникновению там эпидемий и массовой гибели людей, оставшихся без воды, а, следовательно, без канализации и отопления.  И никакой самый высоко развитый интеллект, то есть то, что отличает человека от животных, здесь не поможет. Человек единственный представитель живой природы, который настолько отдалил себя от неё, что губит и уничтожает собственную среду обитания и это, скорее всего, приведет его к гибели, если он не направит свой интеллект на решение проблем сохранения этой среды.

 Выделившись из природы, создав себе искусственную среду обитания, современный человек, превратился в её злейшего врага, настроенного агрессивного как к окружающей среде, так и к себе подобным

 Из вышеназванных идей неуязвимой остается только та, которая подчеркивает близкое физическое сходство между обезьяной и человеком. Она не только устояла, невзирая на научную критику, но самые глубокие исследования в области сравнительной анатомии, физиологии, генетики, биохимии обнаружили, а затем и подтвердили, что это внешнее подобие отражает истинное родство. Во всяком случае, исследованиями неоспоримо установлено, что по структуре гемоглобина, по набору различных протеинов кровяной сыворотки, по числу и форме хромосом человек и большие человекообразные обезьяны Африки являются близким родственниками. Но, если два существа родственники, то это не означает, что они являются отцом (матерью) и сыном (дочерью), или дедом (бабушкой) и внуком (внучкой). Они могут быть дядей и племянником или двоюродными дедом и внуком и внучатыми племянниками. То, что неопровержимо для родства по прямой линии, оказывается неоднозначным в реальной жизни. Вполне возможно оказаться свидетелем рождения своего собственного дяди, и значит быть старше его. А в палеонтологии почти никогда не приходится иметь дела  с прямыми линиями. В большинстве случаев оказывается невозможным сказать, какой из двух видов более древний. Гипотеза прямого последовательного онтогенеза сейчас заменяется гипотезой фамогенеза – эволюционное древо эволюции заменяется кустом эволюции, в котором множество эволюционных ветвей существуют одновременно и неоднократно переплетаются друг с другом.

 Если вначале палеонтология и создавала иллюзию ответа, соответствующего дарвиновской схеме, то многочисленные последующие находки выявили различных ископаемых, которые вроде бы должны были располагаться последовательно, одно за другим, а располагались в слоях, указывающих на то, что они были современниками или даже поздние оказывались предшественниками предыдущих. К тому же палеонтология, имея дело с неполными останками – это наука приблизительная, в значительной степени умозрительная, когда недостающие части скелета восстанавливаются так, как это представляется конкретному автору, а не на основании строгих закономерностей.

 Более надежные сведения дает эмбриология. В середине Х1Х века немецкий биолог Карл фон Бэр установил, что “чем моложе эмбрионы различных животных, тем больше они похожи друг на друга, а чем старше они становятся, тем больше они различаются между собой” - становятся всё больше похожи на взрослую особь. На основании этого Геккель в 1886 году сформулировал свой биогенетический закон, согласно которому онтогенез повторяет филогенез, что переводится, как “зародышевые формы повторяют в процессе своего развития предковые формы данного вида животного”. После 1886 года этот закон претерпел некоторые изменения, но общепризнанным является то, что эмбриологическое развитие плода недвусмысленно показывает общее направление эволюции данного вида.

 Сравнивая эмбриональное и даже постэмбриональное развитие человека и обезьяны, ученые заметили, что если обезьяний эмбрион  проходит через стадии, которые во многих отношениях поразительно напоминают человека (круглая форма головы, высота лба, отсутствие прогнатизма и др.), то человеческий эмбрион никогда не проходит через обезьяньи стадии. Некоторые ученые даже считают человека недоразвитой обезьяной!  Это, конечно, не означает, что обезьяны произошли от человека. Сегодня все соглашаются с тем, что человек и современные обезьяны  не связаны прямым родством, а являются более или менее отдаленными родственниками, кузенам, но их весьма отдаленный родственник не мог быть каким-либо архаичным понгидом вроде дриопитека или обезьяноподобного рамапитека, который известен только по верхним челюстям и зубам, расположенным по дуге полуокружности. Он должен был быть больше похож на ходящего по земле человека, чем на большую древолазающую обезьяну. Это, скорее всего, был протопигмей, прямоходящий гоминоид с круглой головой и человеческой стопой. Сторонников этой версии называют гомункулистами. Их противники пока не могут объяснить, как могла превратиться обезьянья стопа, приспособленная к лазанью по деревьям в стопу прямоходящего существа. Но пока эти взгляды основываются только на данных эмбриологии и не имеют палеонтологических подтверждений.

 Если по методике М.Герасимова и костным останкам скелета и данным эмбриологии мы с некоторым приближением можем судить о внешнем строении  древних гоминоидов, то что мы можем сказать об их кожных покровах? Например, домашние кошки, леопарды, пумы, тигры, современные и ископаемые львы имеют одинаковый скелет – все они кошки, все они относятся к одному роду. Если бы мы изучали их только по костям, то никогда бы не узнали, что одни из них имеют короткую шерсть, а другие длинную, тигры имеют полосатую окраску, леопарды пятнистую, а самцы львов имеют гриву…. По одним костям мы даже никогда бы не узнали, что современные носороги и слоны имеют голую кожу, а пещерный носорог и мамонт – имели густой волосяной покров.

 То же самое приходится отметить и в отношении древних людей, даже ближайших к нам по возрасту неандертальцах. Ничто не доказывает, что они были столь же волосаты, как орангутаны или шимпанзе. Ничто не указывает, что они имели длинные волосы, а не короткую “стрижку” на голове, что у них были покрытые волосами лица или всклокоченные бороды. Ничто не позволяет достоверно утверждать, что у них были толстые негритянские губы, а не тонкие обезьяньи, что они имели светлую, а не темную кожу и т.д.

 Располагая сотней достаточно полных скелетов неандертальцев, ученые до мелочей изучили строение их тела. Предполагают, что наиболее специализированные из них те, которых называют “классическими неандертальцами” (как из Шапель-о-Сен), имели непропорционально огромные лица. Они были у них плоские и выдвинутые вперед, наподобие морды. Убегающий назад лоб располагался сразу же за выдвинутыми вперед надбровными дугами, образующими сплошной валик, похожий на козырек. Нижняя челюсть у них должна была быть тяжелой и без подбородка. Голова, удлиненная в направлении спереди назад, заканчивающаяся сзади чем-то в виде “шиньона”. Они имели массивную, бочкообразную грудную клетку, короткие и очень толстые предплечья, крупные кисти, изогнутые бедра, относительно короткие голени очень широкие стопы с раздвинутыми и изогнутыми пальцами. Предполагают, что голова у них была вынесена вперед и как бы втянута в плечи, что ходили они на полусогнутых ногах. Так считали до недавнего прошлого.

Теперь многие антропологи, особенно американские, обозначили тенденцию к максимальному смягчению обезьяньих признаков неандертальцев, к их большему очеловечению. Дело в том, что сейчас утверждается мысль, что неандерталец из Шапелль-о-Сен был старым ревматиком, согбенным под грузом прожитых лет и вдобавок принадлежащим к тупиковой отклонившейся ветви гоминид.

 С. Лоринг Брас резюмировал распространённое в настоящее время мнение, сказав: “На основании того, что мы знаем, вполне правдоподобно, что если неандерталец, прилично одетый и выбритый, окажется в толпе современных горожан, делающих покупки или выходящих из метро, он, может быть, обратит на себя внимание несколько необычным обликом – маленький, коренастый, большие руки (кисти) – но не более того”. А Кларк Хоус заявляет: “… наденьте на него костюм от братьев Брукс и пошлите купить какие-нибудь бакалейные продукты в супермаркете, и, без сомнения, он пройдет совершенно незамеченным”.

Последние исследования американских генетиков показали, что неандертальцы не являются предками Homo sapiens-a, а являются представителями параллельной тупиковой ветви гоминид. Обнаруженный при исследовании ДНК  неандертальца ген, ответственный за речевую область, указывает на то, что у них была речь, так что он вполне мог занять место современного человека, но по какой-то причине уступил его нам.

 А что можно сказать о питекантропах, гораздо менее изученных? Кроме двух десятков более или менее сохранившихся черепов, часть которых представлена только черепной крышкой или другими фрагментами, очень различных по своему происхождению и возрасту, были найдены только отдельные фрагменту скелета, в основном бедренные кости. Вследствие сильно выраженного  прогнатизма черепов и крайней скошенности лба архантропов, как иногда называют питекантропов и синантропов, они должны были бы иметь более выраженные обезьяньи черты лица, чем неандертальцы. Но общий обезьяний облик, возможно, показался бы гораздо менее выраженным, потому что они имели такие же прямые и длинные ноги, как у современного человека, а значит, должны были иметь такой же, как у него, силуэт и такую же походку.

 Что же касается австралопитеков, которых было, по крайней мере, три вида: австралопитек грацильный африканус, австралопитек массивный и австралопитек Бойсов, – то большинство из них до 1974 года были известны только по зубам и отдельным костям таза, рук и ног.

 В 1974 году Международная афарская научно-исследовательская экспедиция  под руководством куратора Кливлендского музея естественной истории Д.Джохансона обнаружила в Восточной Африке (Афар) практически полный скелет женской особи австралопитека, который получил имя Люси. Возраст этого скелета  определили в 3 500 – 3 800 тысяч лет. После этого в Танзании были обнаружены ещё несколько неполных скелетов австралопитеков, возраст которых увеличился до 4 500 тысяч лет. Что покажут новые находки, мы не знаем.

 

 В волосатом человеке Хансена Эйвельманс и Сэндерсон увидели полный экземпляр гоминида, соединяющий в себе и человеческие, и обезьяньи черты. Оба ученых оказались в затруднении, как классифицировать это существо.

 Для этого надо было не поддаться влиянию ни его обезьяноподобной внешности, ни существующих реконструкций – даже самых добросовестных, но все равно остающихся умозрительными, для различных форм ископаемых гоминоидов; одна только морфология должна была быть принята во внимание.

 Очевидно размеры и возраст австралопитеков, которые считаются угасшими больше 400 000 лет назад, и архантропов,  которые числятся вымершим 150 000 лет назад, самыми подходящими кандидатами в компанию реликтовых гоминоидов являются неандертальцы, исчезнувшие примерно 50 000 тысяч лет назад. К тому же большая часть анатомических признаков “Хансеновского волосатого человека” и “Бурганевского человека” согласовывается с тем, что мы знаем о “классическом” неандертальце.

 Единственно, что не вписывается в эти характеристики – это их слишком большой рост. Классические неандертальцы Западной Европы были массивные и коренастые, но рост их не превышал 165 сантиметров. Правда, экземпляры из Шанидара в Ираке имел рост 170-173 сантиметра, а экземпляры из Схула в Палестине достигали 174 - 180 сантиметров. Но последние были не “классическим”, а “западными” (“прогрессивными”) неандертальцами, более похожими на современного человека. Какой рост имели “классические неандертальцы” Северо-Восточной Азии, мы не знаем.

 Эйвельманс остановился на последней версии – “хансеновский волосатый человек” является реликтовым неандертальцем, сочетающим в себе черты “классической” и прогрессивной форм.

 Вопреки ожиданиям Б.Эйвельманса и А.Сэндерсона, их публикации о реликтовом неандертальце, которого владелец показывает на ярмарках в различных городах Соединенных штатов Америки, не вызвали не только бурю  среди антропологов, но даже вообще не возбудили какого-либо интереса, Ни один американский университет не проявил настойчивого желания приобрести и изучить загадочный экспонат (следует отметить, что Хансен по какой-то причине старательно уклонялся от разговоров о его продаже). В общем, труп волосатого человека -  реликтового неандертальца, оказался в Америке никому не нужен!

Не смотря на то, что подробная статья Б.Эйвельманса была опубликована в европейских газетах, ни одно научное учреждение Европы также никак не отреагировало на него. Частично в неофициальном порядке объясняли тем, что Эйвельманс дискредитировал себя своими работами в области криптозоологии. Его книги о якобы доживших до наших дней и считающихся вымершими гигантских морских змеях, динозаврах и других животных не принимаются официальной наукой, так как он (Эйвельманс) по образованию не является биологом.

Как мы видели, то же самое произошло с публикациями информации о “Бурганёфском человеке ” во Франции. Правда, во Франции этим существом заинтересовались профессиональные антропологи, которые не постеснялись писать о нём в газетах и журналах.                                 

           

 

Предыдущее - Следующее