Орангутан

          Орангутан является представителем очень древнего подсемейства человекообразных обезьян. 600 - 700 тысяч лет назад далёкие предки современных орангутанов в изобилии водились в лесах Юго-Восточной Азии и островов Зондского архипелага. Тогда оранги были намного крупнее современных и своими размерами не уступали гигантопитекам. В одной из пещер Ньях (Юго-Восточная Азия) были обнаружены признаки того, что люди палеолита - питекантропы содержали орангутанов в качестве домашних животных. Очевидно, эти огромные приматы обладали достаточно покладистым характером, если они могли жить среди людей - ведь тогда не могло быть железных клеток. Несомненно, что люди тогда хорошо знали этих обезьян и умели с ними обращаться. Высказывалось мнение, что "домашние орангутаны" использовались людьми в качестве запасов пищи, как гигантские ленивцы в Южной Америке.

                

 

   Пожилой орангутан с о. Борнео

 

 

     

                                            Орангутан.

         

          В настоящее время орангутаны сохранились только на юге Малайзии и на островах Суматра и Калимантан (Борнео), где они скрываются в самых глухих уголках джунглей.  Общая численность их в конце 70-х годов ХХ века составляла всего несколько тысяч особей.

 

 

   Молодой орангутан с о. Суматра

 

            Но и таких уголков остаётся с каждым годом всё меньше и меньше. Сейчас, в начале ХХ1 века в мире возрос спрос на пальмовое масло и под пальмовые плантации с огромной скоростью вырубаются джунгли – место обитания орангутанов.

            За 2003-2006 годы на Борнео, например, под бульдозер пошли чуть ли не 80% лесов – последние убежища множества уникальных животных, в том числе и орангутанов. В настоящее время в Малайзии и на островах Борнео и Суматре созданы специальные центры, ведущие работу по сохранению этих обезьян. Они собирают осиротевших детёнышей этих обезьян и в течение 2-х лет обучают малышей жизни в лесу, после чего выпускают на покрытые лесом острова, но скоро и выпускать их будет некуда.

           

В этих двух центрах единовременно находится по 500 вот таких малышей и чуть не ежедневно поступают новые сироты. Местные жители часто оставляют их у себя, и с большим трудом удаётся уговорить их отдать малыша. Иногда зачем-то держат в неволе и взрослых обезьян. Например, в фильме ВВС показали такого пленника, ко-   

                                              торого 6 лет держали в бетонной трубе, закрытой сеткой. Зачем держали?      

           Орангутаны крупные обезьяны - рост самца может достигать полутора метров при длине рук более двух метров. Вес самца достигает 300 кг. Самки значительно меньше. Взрослый орангутан очень сильное животное – он в семь раз сильнее человека. Поймать взрослого орангутана практически невозможно. Защищающую детёныша самку приходится убивать.

             Первые серьёзные экспедиции по изучению поведения орангутанов в природных условиях было выполнено в середине ХХ столетия Дж.Мак Кинли и Барабарой Харрисон. После создания Центров по сохранению этих животных их сотрудниками были получены новые уникальные данные о поведении орангутанов и их интеллекте.                                  

 

                  Способ передвижения.

           Орангутаны ведут древесный образ жизни, проводя большую ее часть в кронах деревьев, где они кормятся, отдыхают днём и спят ночью, играют и воспитывают детенышей. Передвигаются они с помощью длинных рук и коротких ног с хорошо развитыми длинными пальцами. При этом, перелетая с ветки на ветку, они перемещаются достаточно быстро.  Такой способ передвижения называется брахиация. Спускаясь на землю, на открытом пространстве орангутан может сделать несколько десятков неуклюжих шагов, сильно размахивая руками.  Но тяжёлым пожилым самцам приходится передвигаться, в основном, по земле, так как ветки деревьев не выдерживают их веса (до 300 килограммов).

            Английский зоолог Мак-Кинли пишет: “...Вдруг моему взору представилось ужасное зрелище. Навстречу мне по тропе шествовал громадный чёрный орангутан. Такого гиганта я не видел даже в зоопарке. Весил он должно быть не меньше 300 фунтов. Было невозможно защититься от него и даже убежать в случае  нападения. Уповая на то, что он меня не заметил, я скользнул за ствол большого дерева, а страшные рассказы местных жителей о старых, живущих на земле, орангах живо встали передо мной. Я задержал дыхание, когда это чудовище проходило мимо меня в нескольких футах. Я дал ему уйти метров на сорок, прежде чем пришёл в себя и решился пойти за ним следом. Это был настоящий колосс, чёрный, как горилла, а спина у него была совершенно лысая...

          В тот день я неважно себя чувствовал, но всё-таки решил не прерывать наблюдения и отправился в джунгли. Меня подташнивало, и я был не очень внимателен. Неожиданно я чуть не налетел еще на другую громадину, не заметив, что крупный орангутан сидит на земле, жуя молодые побеги. Он не обратил на меня никакого внимания и продолжал жевать. Потом он встал и вразвалочку тронулся дальше. Затем он влез на усыпанное плодами дерево мата-кучинг  ("кошачий глаз"). Он был слишком тяжёл и не решался ступать на ненадёжные ветки: он с удобством устроился в середине кроны и,  пригибая к себе ветки, ломал их одну за другой. За полчаса он обобрал, таким образом, всё дерево подчистую, остались только поломанные, болтающиеся ветки. Затем Иван (сокращённое от Иван Грозный - так назвал этого оранга Мак-Кинли) осторожно спустился на землю. Дни, когда он мог легко перелетать с кроны на крону, давно миновали, и теперь, став тяжелым, он был вынужден передвигаться по земле. К моему удивлению он так резво пошёл вперёд, что, как мне ни хотелось узнать будет ли этот гигант ночевать на дереве или на земле, следовать за ним мне оказалось не под  силу, и я вскоре потерял его след...”.    

          

                         Способы питания.

            Проводя всю жизнь в кронах деревьев, орангутаны там и питаются плодами и листьями деревьев и кустарников. Долгое время считалось, что орангутаны чистые вегетарианцы, но потом это мнение пришлось изменить. Так в национальном парке Индонезии "Гупунг Лёсер" как-то раз наблюдали в течение трёх часов, как двое взрослых  орангов, самец и самка, кормились тушей белорукого гиббона, пока не съели её без остатка. Орангутаны не жадные животные и, как правило, охотно делятся  пищей с членами своей семьи и другими знакомыми орангами. Причём интересно, что поймавший добычу или выловивший в воде крупный съедобный плод орангутан является его владельцем и щедро одаривает даровым угощением своих товарищей. При этом к нему выстраивается очередь, и никто не толкается, спокойно ожидая пока ему достанется угощение. Такие наблюдения были сделаны в центрах реабилитации этих обезьян, где они в течение первых пяти-семи лет жизни привыкают к существованию в наземных условиях и в довольно многочисленных группах. Из-за этого позднее возникает проблема, как приучить их к  естественному одиночному образу жизни на верхушках деревьев.

          Барбара Харрисон рассказывает: “...Оранги вели уединённое существование, не вмешиваясь в чужую жизнь и, занимаясь такими насущными делами, как кормёжка и строительство гнёзд. По временам двое-трое животных вместе собирали урожай с усыпанного плодами дерева, но они без малейшего сожаления неизменно возвращались к прежней одиночной жизни”.

Мак  Кинли так описывает кормление орангутанов: “Крупные оранги в силу своего солидного веса и древесного образа жизни не могут кормиться каждый  день на ограниченной площади. Именно поэтому они вынуждены бродить в одиночестве или небольшими группами в поисках плодовых деревьев. Даже когда оранги скапливаются в одной местности, как сейчас, и разные семьи довольно часто встречаются, они неизменно сохраняют свою высокомерную отчужденность.

           “... Молли, молодая самка, со своим  отпрыском задержалась в этих местах, методически обирая плоды с дерева бубока. Даже проливной дождь не смог заставить её прервать это важное занятие, и я, продрогший и промокший, продолжал наблюдать за ними, когда вода во всю лила на меня с мокрой листвы. Вдруг я услышал, что сзади ко мне подходят какие-то животные. Я подумал, что это кабаны, и не обратил на них внимание. Когда же звуки послышались совсем  рядом, я обернулся и – О, ужас! - то были не кабаны, а орангутаны. Во главе их шёл полувзрослый самец, а за ним следовали самка и подросток-детёныш. Я с ворчанием встал во весь рост, они остановились - моё появление тоже застало их врасплох. Потом они забрались повыше, чтобы следить за мной с деревьев. Похоже было, что я угодил в самое оживлённое место - не прошло и нескольких минут, как пожаловали ещё два орангутана.

          Все три семьи, не обращая друг на друга никакого внимания, кормились на соседних деревьях до самых сумерек. Оказалось,  что новоприбывшие были моими старыми знакомым - семейством из трёх обезьян. Карл был красивый самец в расцвете сил, с довольно грустной длинной физиономией. Его хорошенькая супруга Кет была большая, пузатенькая и красовалась в ярко-рыжей шубке, но главное, чем она по праву гордилась, так это тем, что произвела на свет чудесного маленького сынишку Кима. Киму было около года и, так как его одинаково няньчили и мать, и Карл. Я не сомневался, что Карл его отец. При встрече с нами Карл немного сдрейфил (мы были вдвоём с помощником) и, недоверчиво  выглядывал из своего убежища в кроне дерева, зато Ким и Кет с превеликой охотой демонстрировали нам своё обаяние. Это был очаровательный фотосюжет – освещённая  солнцем идиллическая сценка счастливого семейства. Ким выглядывал из-под руки своей матери...

           Я побежал за своим фотоаппаратом, а Герман бешено фотографировал. Вернувшись, я увидел, что Кет и Ким взобрались на драконтумелум (название дерева) и с жадностью рвут круглые зелёные плоды. Кет срывала зубами толстую кожуру и высасывала мякоть, зажав плод между своими подвижными губами. Когда рот у неё был набит до отказа, она начинала обсасывать косточки, проглатывая горьковатую, сладкую мякоть и выплёвывая косточки с лихостью, не подобающей солидной леди...”.

              

                        Строительство гнёзд.

           Живущим в тропическом лесу орангутанам нет необходимости устраивать берлоги. Строительного материала кругом предостаточно и они устраивают для ночлега и отдыха высоко на деревьях гнезда из веток. Они выбирают высокое дерево с широкой кроной. Внимательно осматривая это дерево, они находят ветки, расположение которых удобно для постройки гнезда. Затем сгибают эти ветки и зацепляют их одна за другую так, чтобы образовался каркас в виде чаши, или вернее блюдца. На этот каркас укладываются более тонкие ветки, и затем большие листья. После этого оранг забирается в гнездо, и несколько минут ворочается там, приминая и поправляя ветки и листья так, чтобы было удобнее лежать. Закончив окончательную подгонку гнезда, он успокаивается и засыпает. Гнездо получается достаточно прочное, так как выдерживает вес такой крупной обезьяны, да ещё с одним или двумя детёнышами. Гнездом пользуются только один раз.

Навыкам устройства гнезда детёныши орангутанов обучаются, наблюдая за

тем, как это делает мать. Но в Центре реабилитации на Суматре некоторые малыши начинали строить гнездо самостоятельно, хотя оказались сиротами в младенческом возрасте и не могли видеть, как мать строит гнездо.

                    

               Социальное поведение.

            Орангутаны самые миролюбивые и молчаливые из крупных обезьян. На первый взгляд они ведут одиночный образ жизни, так как чаще всего в естественных условиях их видят по одному. На самом деле это оказалось не так. Сообщество орангутанов представляет собой клан, возглавляемый могучим патриархом, который располагается в стороне от беспокойной молодёжи.

 

  

Так выглядит патриарх с о. Борнео, который время от времени оглашает джунгли своим рёвом, предупреждая непрошенных гостей о том, что территория занята.                              

 

          Возглавляемые таким патриархом

кланы неторопливо совершают   мигра-

ции, перемещаясь в районы, где в данный момент созревают съедобные плоды.

            В отличие от других обезьян орангутаны двигаются не плотной массой, а рассредоточенно, ориентируясь по крикам своего предводителя. Если не проводить специальных наблюдений, то создаётся впечатление, что каждая особь ведёт себя совершенно самостоятельно. Своим устрашающим ревом, видом и угрожающим поведением предводитель клана отпугивает не только конкурентов,  но и собственных самок, в результате чего основной производительной категорией орангутанов является средневозрастный самец. После спаривания самец обычно уходит, но бывают случаи, когда отец сопровождал самку с детёнышем, хотя роль его остаётся весьма пассивной.

           Важные сведения о жизни орангутангов собрал Стэнли да Сильва,  бывший старший сотрудник заповедника "Сепилок" в Сабахе (Восточная Малайзия). Ему удалось наблюдать за самкой Джоан, когда она, вернувшись в исследовательский центр, произвела на свет детёныша.                                      

          Первым делом она вдохнула воздух в рот новорожденного, вылизала его, перекусила пуповину и затем прижала к себе, спрятав в своём тёплом и мягком меху. На  следующий день она ушла с ним в глубину леса, подальше от людей, которым до этого доверяла. Сначала она кормила детёныша молоком, потом стала совать ему в рот жёваные листья,  приучая к растительной пище.

 

       Взаимоотношения с другими  животными.

            В естественных условиях у орангутанов врагов нет.  Правда, среди местных жителей распространено мнение, что орангутаны ведут жестокую войну с крокодилами и при случае убивают их, прыгая им на спину и ломая хребет. При встречах с другими обезьянами орангутаны ведут себя довольно пассивно, обычно предпочитая не связываться с ними.

          

           Молодые орангутаны игривые и любопытные существа, нуждающиеся в предметах для игры и в местности, которую можно исследовать. Без того и другого они приходят в угнетённое состояние и, в сочетании с ограниченной подвижностью, на что они обречены в зоопарках, превращаются в разжиревших флегматиков и погибают от середечно-сосудистьых заболеваний. Растут они медленно и половой зрелости достигают в возрасте примерно десяти лет.

           Орангутаны очень чистоплотные животные, они с раннего возраста не пачкают там, где спят, и много времени уделяют приведению в порядок своего волосяного покрова.

           Вот несколько живописных картинок из жизни орангутанов,  которые наблюдала  Барбара Харрисон: "...Большую часть времени молодые оранги Билл и Франк гонялись и возились среди ветвей высокого дерева. Билл был постарше и посильнее, он вёл себя спокойнее и был необычайно прожорлив. Франк, отчаянный озорник, любил таскать у него из под носа лакомые кусочки, за что иногда получал хорошие тумаки. Они кусали друг друга за шею и за пальцы рук, но беззлобно, не причиняя особого вреда...

          Крупный самец стоял на суку высоко над землёй. Одной рукой он держался за сук, а  другой подтягивал к себе ветку и объедал молодые побеги. Спокойные, размеренные движения. От другого животного,  находившегося выше, видны были только часть спины и широко расставленные ноги со свисающей вниз шерстью. Этот оранг стоял на ветках и, держась за лиану, ковырял пальцем кору дерева, иногда подцепяляя её зубами. Третий копошился в кроне, и именно его движения выдали нам всю компанию. Оседлав сук, он раскачивался на нём, стремясь отянуться до какой-то привлекающей его ветки... Оранги вели уединённое существование, не вмешиваясь в чужую жизнь, и занимаясь такими насущными делами, как кормёжка и строительство гнёзд… По-временам двое или трое животных вместе собирали урожай с одного дерева, но они без малейшего сожаления неизменно возвращались к прежней одиночной жизни. Взрослые вообще явно предпочитали бродить и кормиться в одиночку, а малышей мне было жаль - не с кем даже поиграть, кроме старой усталой мамаши...”.

 

                  Рассудочное поведение.

           Название “орангутан” переводится, как “рыжий лесной человек”. Согласно легендам орангутан - потомок человека, который совершил какое-то преступление и, устыдившись этого, убежал в лес.

           Наиболее интересные наблюдения, свидетельствующие о высоком врождённом интеллекте орангутанов, были сделаны в заповедниках и зоопарках. Так однажды в Центре  по изучению орангутанов в заповеднике “Сепилок” в Восточной Малайзии обезьянам делали прививки. Особенно смышлёный  молодой самец Джиппо упорно сопротивлялся, и его пришлось удерживать силой. Но сразу же после прививки он схватил другого сопротивлявшегося самца и протянул его руку навстречу игле. Очень возможно, что он при этом как-то успокаивал товарища и давал ему понять, что это совсем не страшно, что-то вроде: “Не бойся, всё будет хорошо”. Во всяком случае, его товарищ успокоился и дал сделать ему прививку.

            В Национальном парке острова Суматра ученые, наблюдающие за этими рыжими обезьянами, обнаружили самку орангутана, которая, подобно шимпанзе, использовала для добывания меда из дупла дерева “орудие” – веточку, специально ею приготовленную для этого и очищенную от коры. Похоже, что это было ее персональное изобретение, так как обучатся этому культурному навыку она не имела возможности.

             Когда встал вопрос о переселении группы старших воспитанников на другой остров, где они должны были перейти на самообеспечение, то будущим переселенцам стали предлагать новые для них виды растений. В частности, привезли кокосовые орехи, так как на новом острове растут кокосовые пальмы. Будущие переселенцы никогда до этого не видели кокосовых орехов и живо заинтересовались ими. Довольно быстро некоторые из них поняли, что зубами новый плод не раскусить. Кто-то пытался разбить скорлупу, колотя по ней палкой, а кто-то сообразил, что разбить её можно, ударяя орехом по стволу дерева. Остальные орангутаны собрались кругом и с интересом наблюдали за происходящим.  Вскоре многие из подростков                               

           

            До последнего времени считалось, что орангутаны не умеют плавать и поэтому панически боятся воды.

            Наблюдения в Центре реабилитации детёнышей орангутанов, оставшихся без матерей,  на острове Борнео показали, что это он так. В снятом сотрудниками Центра фильме некоторые молодые подростки, живущие на острове посреди реки, входят в воду и достают плывущие предметы ветками. При этом они держат тело вертикально. Они самостоятельно ходят по воде, где глубина доходит им до пояса. При этом некоторые из них прежде, чем сделать следующий шаг, проверяют глубину палкой, держа ей в вертикальном положении.  А семилетний подросток Гамлет, вожак группы малышей на этом острове, решил посмотреть, что делается на соседнем острове, где жили подростки старшего возраста, Для этого он сначала перебрался туда через протоку. Переправлялся он довольно сложным способом. Сначала он осторожно, проверяя глубину палкой, удалялся от своего берега. Когда до другого берега осталось метра три, вода достигала уже почти до шеи. Дальше идти он побоялся. Но тут он вспомнил, что он не раз наблюдал, как плавают люди, и после некоторых колебаний рискну попробовать. Он бросил вперёд свою палку и, ухватившись за неё, сделал несколько гребков свободной рукой и ухватился за ветку. Пробыв на этом острове несколько дней, он понял, что лучше быть вожаком малышей, чем подчинённым на этом острове, он отправился в обратный путь. Но за эти дни после дождей вода в реке поднялась, и течение в протоке усилилось. После нескольких попыток переправиться вброд он убедился, что это невозможно, а плыть при таком течении, он не рискнул. Тогда он попытался идти вброд, держа в руках довольно толстое бревно чуть ли не пяти метров длиной (позже два человека не смогли даже приподнять это бревно из воды). После нескольких попыток он всё-таки поставил его вертикально, но справиться с течением не смог и уронил его.

           Снова поразмышляв, он решил упереть его в противоположный берег. Когда ему это удалось сделать, он бросился в воду и, перебирая руками по стволу, успел, добраться до своего берега. Это было рискованное дело, так как бревно уже относило от берега.

           Пока Гамлет осваивал переправу через протоку, многие подростки в восторге развлекались, купаясь в глубокой луже. Они плескались в ней, кувыркались в воде, ныряли в воду, разбегаясь с берега, или плюхались в неё с нависающей над водой ветки.

 

           Вернувшись на свой остров, Гамлет услышал звук мотора приближающейся лодки, на которой им привозили молоко и бананы. Он тут же поспешил к настилу, на который выкладывали привезенный корм, и стал спешно освобождать его от всякого мусора, скопившегося там за прошедшие дни, как до этого делали люди.

                                              

            А вот  какой  случай произошёл в Нью-Йоркском зоопарке: Однажды служители обнаружили, что крупный оранг,  содержавшийся без клетки, в открытом вольере на острове посреди пруда, вдруг исчез. Вольер был отделён от остальной территории зоопарка широкой полосой воды. Оранги, как известно, боятся воды, и плавать не умеют. Каково же было удивление служащих, когда они обнаружили беглеца, который сидел на большом дереве в парке. Выходит, он каким-то образом  переправился туда. Оранг был старым, почти ручным и без особых возражений отправился на лодке в сопровождении своего служителя на остров, в свой законный вольер.

           Но на следующий день его снова там не оказалось, и снова его обнаружили в парке на дереве. Решили установить за ним наблюдение и выяснить, каким образом эта не  умеющая плавать обезьяна переправляется с острова на берег. Что же выяснилось? Получив вечером свою обычную порцию бананов, оранг оставил несколько плодов и спрятал их между камнями. После этого он спокойно отправился спать. На рассвете он поднялся, достал спрятанные бананы, вышел с ними на берег и стал ими размахивать. К удиввлению служителя из  глубины парка вышел огромный лось (в современных зоопарках многие животные живут на свободе), вошёл в воду и  поплыл к орангу. Когда лось вышел из воды, оранг скормил ему бананы, а затем взобрался ему на спину, и лось с ездоком отправился в обратный путь.

             ...Одним из тестов, позволяющих оценить умственные способности животного, является зеркало. Большинство животных либо не обращают внимания на блестящую игрушку, либо, видя в нём свое изображение, принимают его за представителя своего вида и иногда начинают с ним драку. Некоторые заглядывают за зеркало, предполагая, что увиденное в нём животное там спряталось. И только два вида животных способны узнать себя в зеркале - это шимпанзе и орангутаны.

 

                  Отношение к человеку.

           О том, что к ведущему себя спокойно человеку орангутаны относятся нейтрально, мы уже видели. Зато самка, защищающая своего детёныша, настолько опасна, что практически во всех случаях ловли детенышей её приходится убивать.

           В легендах оранга часто обвиняют в сексуальных посягательствах на людей. Самая обычная басня: Большой оранг умыкнул девушку, унёс её на верхушку огромного дерева, где у него было гнездо. Он держит её там, подкармливая фруктами. Со временем у женщины рождается ребёнок – наполовину человек - наполовину обезьяна.

            Наконец, во время отсутствия оранга, женщине удаётся бежать из гнезда, спустившись по лиане или канату, который она заблаговременно сплела из волокон кокосовой пальмы. Она бежит по лесу, прижимая к себе ребёнка, а оранг мчится за ней, раскачиваясь на ветках и перелетая с дерева на дерево. В последний момент она выбегает к реке (или озеру), на котором видит лодку с людьми. Оранг уже совсем рядом, но люди в лодке кричат, чтобы она бросила ребёнка и плыла к ним. Так она и делает. Пока оранг поднимает ребенка, женщина успевает доплыть до лодки и спасается. Увидев, что его неверная супруга вне досягаемости, оранг приходит в ярость и разрывает ребёнка на части, а голову бросает в сторону лодки...

            Говорят, что унылый крик орангутана - это плач “лесного человека" по утраченным  возможностям. А вообще это самая молчаливая из человекообразных обезьян. Даже во время драки они толкаются и хватают друг друга своими длинными руками молча. Исключением являются малыши, которые, когда их прогоняют или причиняют им боль, издают звук, средний между писком и визгом.

              Когда молодой оранг хочет привлечь внимание другого оранга, не обязательно, самку, он начинает кувыркаться, по всякому  раскачиваться на ветках, демонстрируя различные акробатические упражнения – то раскачивается, держась рукам, то вниз головой и т.п. А один из них покорил свою симпатию тем, что он умел падать плашмя на спину: упал -  вскочил, упал - вскочил и так несколько раз.

                  

 

Предыдущее - Следующее