Гориллы

           Гориллы - самые крупные из современных человекообразных обезьян. История открытия горилл европейскими учёными заслуживает того, чтобы на ней остановиться. Гориллы - обитатели влажных тропических лесов Экваториальной Африки. Районы их обитания до недавнего времени были практически недоступны для исследователей. Но местные племена естественно всегда прекрасно знали о живущих по соседству с ними страшных человекоподобных чудищах. Они старались с ними не встречаться, так как издавна о  них ходили рассказы, как о свирепых и кровожадных существах. В 1559 году англичанин Эндрю Баттель был захвачен в плен португальцами и несколько лет провоевал в их войсках в Западной Африке, в районе реки Майомбе. Там он увидел две породы не известных ему до этого обезьян и впоследствии опубликовал их описание.

          Вот как  он описывает одну из них: “Этот понго по своему сложению похож на человека; только он, скорее, великан, чем человек. Он очень высок, у него человеческое лицо, глубоко посаженные глаза, а на лбу длинные волосы. На лице и на ушах волосы не растут, на руках тоже. На теле много волос, только не очень густых и цвета они серовато-коричневые. Они не отличаются от человека, только ноги не похожи – нет икр... Спят они на деревьях и строят от дождя убежища...”.

           Это самое первое описание гориллы вызывает сомнения в том, что описанное существо было именно гориллой - человекообразной обезьяной. Тот, кто видел живую гориллу или хотя бы её фотографию, вспомнит, что ноги у неё отличаются от человеческих не только отсутствием икр, но главным образом тем, что сразу же бросается в глаза - они короткие и кривые. Кроме того, у горилл на голове короткие волосы и цвет их у горилл от тёмно-коричневого до чёрного, но никак не сероватый. Упоминание о высоком росте тоже не может принадлежать горилле, которая в обычном состоянии стоит на четвереньках, а встав на ноги мало похожа на человека. Возможно, второе “человекоподобное существо” и было гориллой, но о нём мы ничего не знаем, а то, которое описано, скорее всего, было не человекообразной обезьяной, а “обезьяно-подобным человеком”, с описанием внешности которого читатель смог познакомиться в предыдущей главе.

          В 1774 году лорд Монбоддо  получил от одного капитана письмо с описанием большой обезьяны, по всей видимости, гориллы: “...Это необычайное и устрашающее порождение природы ходит, выпрямившись, как человек; ростом оно во взрослом состоянии от семи до девяти футов (от 215 до 275 см), сложения чрезвычайно плотного, Оно необычайно сильное...”. Здесь с высоты знаний ХХ1 века, скорее всего, речь идёт тоже о реликтовом гоминоиде.

          Об огромной обезьяне, размерами превосходящей хорошо известного к тому времени  шимпанзе, сообщали в конце Х1Х столетия Томас Броуди, Джорд  Максуэлл и другие, но честь настоящего открытия горилл принадлежит двум миссионерам - Вильсону и Сэвэджу.

            Посетив в 1848 году Вильсона, жившего на реке Габон, Сэвэдж увидел у него в доме череп, “который, по словам туземцев, принадлежал обезьянлподобному животному необычайного размера, обладавшему огромной свирепостью”. Разыскав ещё несколько подобных черепов, миссионеры послали их двум известным анатомам Джефрису Уайтмену и Ричарду Оуэну, сопроводив их описанием образа жизни и привычек гориллы, ставшее образцом таких описаний на всё последующее столетие: “Они крайне свирепы и имеют обыкновение нападать, а не убегать от человека, как шимпанзе. Говорят, что когда впервые встретишься с самцом гориллы, он испускает ужасающий рёв, который разносится далеко по лесу. Этот рёв подобен звуку “Кх-ах!”. Он продолжительный и пронзительный... Самки и их потомство, заслышав этот крик, быстро прячутся, а самец в ярости идёт навстречу врагу, раз за разом издавая свой боевой клич... Если у охотника произойдёт осечка, ствол ружья будет размозжён зубами животного и тогда встреча окажется для охотника роковой...”.

           Все рассказы  европейских путешественников и охотников Х1Х и начала ХХ столетия полны ужасающих подробностей о свирепости и кровожадности этих огромных обезьян при встречах с человеком. Слышали о гориллах, и даже наблюдали охоту на них такие известные исследователи Центральной Африки, как Левингстон и Cтэнли.

             Таким образом, уже в конце Х1Х века европейской науке было известно, что в тропических лесах Центральной Африки обитает крупная человекообразная обезьяна, размеры которой превышают размеры  шимпанзе, которую называют гориллой. Как мы помним, даже пылились где-то несколько черепов, присланных ещё в ХV111 веке из Африки миссионерами. Но, как часто бывает в науке, реальность существования этих огромных обезьян оставалась под вопросом.

                              

                                Самка гориллы береговой (gorilla gorilla gorilla)

            1902 году капитан Оскар фон Беринге отправился в Африку. Целью его экспедиции было внушить вождям местных племён и бельгийским колонистам мысль о могуществе Германской империи. 17 октября 1902 года фон Беринге с доктором Ингландом попытался совершить восхождение  на вершину вулкана Вирунгу. Разбив лагерь на узком гребне на высоте 9300 футов, они заметили над лагерем  нескольких человекообразных обезьян: “Из нашего лагеря мы увидели группу больших чёрных обезьян, которые пытались взобраться на самый высокий пик вулкана. Нам удалось подстрелить двух обезьян, и они с шумом свалились в каньон, находившийся к северо-западу от нас. После пятичасовых усилий нам  удалось  вытащить наверх одно из этих животных. Это была крупная человекообразная обезьяна - самец, примерно полутора метров ростом. Весил он около двухсот фунтов. Грудь у него была безволосая, кисти рук и ног огромного размера...”. Это описание, как часто случается, оказалось погребённым в скучнейшем отчёте о путешествии Беринга, который никто, как водится, не читал. Правда, Беринг привёз скелет убитой обезьяны и послал его известному немецкому ученому, анатому П.Матчи.                                                             

 

 

 Самец горной гориллы (gorilla gorilla beringei)

             

            Матчи отметил отличия полученного скелета от западно-африканских  горилл. Новый вид горилл получил название “горных горилл”. К концу 70-х годов ХХ столетия их насчитывалось примерно 600 особей.                                   

           Горные гориллы представляют особый интерес для исследователей реликтовых гоминоидов тем, что они своими размерами и поведением временами напоминают реликтовых гоминоидов, о которых мы знаем от очевидцев из разных регионов земного шара. Горные гориллы незначительно отличаются от своих равнинных собратьев - специалисты насчитывают не более трёх десятков отличий.                               

           Конечно, бросаются в глаза более крупные размеры, более длинный и густой волосяной покров, относительно короткие для горилл руки и удлинённое лицо. У взрослых самцов шерсть на спине с возрастом  становится серебристой, и поэтому их называют ”серебристоспинными”. На самой макушке головы у них образуется гребень из удлинённых волос. Рост самца горной гориллы в выпрямленном состоянии может достигать 2-х метров, а вес - 300 кг. Самки вдвое меньше самцов.                        До середины прошлого века наиболее полные и глубокие  исследования горных горилл осуществил  в 1921 - 1925 годах знаменитый американский натуралист,  таксидермист Карл Экли - специалист по изготовлению чучел животных.

           Долгое время существовало мнение о кровожадности и свирепости горилл. До сих пор многие племена, обитающие в непроходимых джунглях африканского тропического леса, испытывают неподдельный страх, замешанный на суевериях, когда речь заходит о них. Долгое время верили этому и западные учёные.

           В 1959-1960 годах - известные американские зоологи Джордж Шиллер и Дайан Фосси применили новую методику изучения жизни диких животных. Длительное время наблюдая за ними, они добивались того, что гориллы привыкали к их присутствию, и исследователи получали возможность наблюдать за ними в непосредственной близости от этих животных. Оба этих учёных сумели завоевать доверие этих огромных обезьян и благодаря этому познакомились с их образом жизни и поведением, наблюдая их как бы изнутри стада.

           За 17 лет наблюдений Дайан Фосси проследила на примере нескольких семей весь жизненный цикл этих обезьян. Она наблюдала как рождение малышей, поведение подростков, их постепенное взросление, поведение взрослых, болезни и смерть стариков.. Благодаря работам этих замечательных учёных было доказано, что вопреки прежним представлениям о свирепости и кровожадности горилл – на самом деле это робкие и спокойные животные. Только не надо их раздражать и пугать. Они спокойно живут вблизи людей и не причиняют им никаких неприятностей.

 

                    Способ передвижения.

            Гориллы ведут наземный образ жизни и передвигаются на задних конечностях, наклонившись вперед и опираясь на землю вторыми фалангами пальцев рук.

                           

                           

                             Горилла береговой (gorilla gorilla gorilla)

 

Передвигаются они достаточно быстро и за день могут пройти до 30 и более километров.

           Молодняк неплохо лазает по деревьям, где подчас затевает активные игры, гоняясь друг за другом и прыгая с ветки на ветку, но на большие расстояния подростки  перемещаются на задних конечностях. Малыши обычно путешествуют на спине матери или старшей сестры.

 

            

 

 

               Оборонительное поведение.

            Группа горилл (стадо) занимает определенную территорию, по которой она, не спеша, перемещается в поисках пищи. При появлении чужаков или опасности первая, заметившая это, горилла издаёт тревожный сигнал и смотрит в её сторону. Остальные гориллы прекращают свои занятия и тоже устремляют свой взор в сторону опасности. Если опасное животное или человек приближается, вожак выходит навстречу, поднимается во весь рост и с устрашающим рёвом начинает  барабанить себя  по груди. Иногда к нему присоединяются другие взрослые самцы, обычно его ближайшие родственники.

          Если приближается вожак другой группы, то вожак первой группы выходит навстречу ему  и так же издаёт свой рёв, при этом он колотит руками по груди и устремляет взгляд в глаза противнику - такой взгляд означает угрозу. Как правило, этим ритуалом и обменом взглядами обычно всё и ограничивается, хотя вся процедура может неоднократно повторяться и в последующие дни. До рукопашной дело практически никогда не доходит. Если противник обращается в бегство,  победитель бросается его преследовать и при этом может укусить за ягодицы.

           Это нередко происходит с местными жителями. Зная о  происхождении следов укусов на ягодицах,  друзья и соседи долго подтрунивают над слабонервным пострадавшим. Если горилла ранена, то тогда она  превращается действительно в опасное и свирепое животное - отсюда и рассказы о скрученных в спираль ружейных стволах и разорванных в клочья трупах охотников.

 

                       Способы добычи пищи.

            Гориллы растительноядные животные (99 %). По наблюдению Шаллера около трёх четвертей всех горных горилл живёт не в горах, а в жарком и влажном бассейне реки Конго, на высотах менее пяти тысяч футов над уровнем моря (примерно 1500 м). Основная масса их находится в одном лесном массиве Вирунга.

              Шаллер пишет: “Мы заметили также, что гориллы нередко обитали у дорог и возле деревень. Они предпочитали эти участки леса потому, что там обильная пища на самой земле или достаточно низко над ней. На участках, затенённых большими деревьями, пищи для горилл мало, и обезьяны большую часть времени бродят в долинах и по берегам рек, где под обильным солнцем растёт густой подлесок. Особенно любят гориллы заброшенные поляны неподалёку от деревень. Там в изобилии растёт их любимая пища – дикий сельдерей, папоротник маратиа, травянистые растения афромамум и пализота, там же они находят листья и плоды деревьев мусанга, мариантуса и фикусов, бамбук. В низинных местах залежная система земледелия практиковалась веками. В результате там возникло калейдоскопическое смешение лесов в разных стадиях роста, то есть как раз то, что так любят гориллы”.

            Человек сыграл странную роль в экологии этих животных: он и враг, который охотится на них ради мяса, но и благодетель, невольно создающий наилучшие условия для их существования. Иногда гориллы совершают налёты на банановые рощи, Они поедают не плоды, а сердцевину ствола, убивая, таким образом, деревья и губя целые плантации. Это естественно  вызывает законное возмущение местных жителей…

           Шаллер подсчитал, что всего гориллы  употребляют в пищу 29 видов растений. “Основную массу их рациона составляют подмаренник, дикий сельдерей, бодяк и крапива. Когда наступает соответствующий сезон, они переходят на молодые побеги бамбука и синие плоды пичеума. Иногда, когда им вздумается, они жуют кору некоторых деревьев и сочную часть листьев осоки. Однако, как я выяснил, гориллы не очень консервативны в своих вкусах и подчас так и не удавалось выяснить, почему они предпочитают одни виды растений и совершенно игнорируют другие. Я установил, что, за малым исключением, растения, употребляемые ими в пищу, имеют горький или неприятный вкус. Из особо любимых лакомств горилл можно выделить пигеум - похожее на дуб плодовое дерево, достигающее в высоту 18 метров; омела белая; гриб плоский тутовин; молодые побеги бамбука.

            В сухие месяцы гориллы отправляются в места, где можно подкормиться землёй, богатой кальцием и калием.  Я ни разу не видел, чтобы живущие на воле гориллы ели иную пищу, кроме растительной, например, птичьи гнёзда,  насекомых, мышей или каких-то других мелких животных, хотя им при мне не раз предоставлялась такая возможность.

           Африканцы рассказывают, что гориллы часто разоряют жилища  диких пчёл. Я несколько раз видел, как гориллы влезали на дуплистые деревья, где жили пчёлы, но, они повидимому, не обращали никакого внимания на их соты, хотя те были хорошо им видны... Различать съедобные растения и добывать их малыши учатся у матери, наблюдая за ней во время кормёжки”.

           Вот как это описывает Д.Шаллер: “...Малыши держались около своих матерей и, глядя на них, вероятно,  учились разбирать, что пригодно в пищу, а что нет. Таким образом, привычки к определённой пище передаются от поколения к поколению, являясь прмитивной культурой. Один раз я видел, как детёныш взял из рук матери частично обглоданную ветку веронии и выгрыз остатки сердцевины. В другой раз малыш оттянул книзу губу матери, вытащил из её рта кусочек подмаренника и съел его. Один крошечный детёныш запихал себе в рот кусок лишайника, но тут же его выплюнул, а  другой начал жевать черенок листа хагении и мать  отняла у него этот лист... Из зарослей вышла группа горилл с детенышами, от неё отделилась самка гориллы и медленно взобралась на пень; из угла её рта небрежно, словно сигарета, свисал стебель  дикого сельдерея. Она села, взяла этот стебель, сорвала жёсткую кожуру и съела сочную сердцевину. Затем из кустов появилась самка, за спиной которой держался за шерсть маленький детёныш. Она схватила стебель дикого сельдерея у самого корня, вытащила его из земли, затем, отстранив рукой листву какого-то растения, села и принялась есть, роняя кожуру себе на колени. Дикий сельдерей очень похож на своего культурного собрата, но, как я потом узнал, он более горький на вкус.

           ...Один самец с серебристой спиной не спеша подошёл к веронии, древовидному кустарнику, обхватил его ствол рукой примерно в шести футах от земли и одним рывком вырвал его, затем неторопливо оторвал ветку и стал жевать нежную сердцевину, словно ел кукурузный початок. Самка, сопровождавшая его, в это время разлеглась на поваленном стволе дерева, сорвала верхушку растущей около неё веронии и начала есть лиловые цветы, отрывая  их по одному указательным и большим пальцами и отправляя себе в рот...

            Наблюдая за гориллами, я выяснил, что они часто выковыривают личинок насекомых из трухлявой сердцевины растений, но не подозревал, что они откажутся от такого лакомства, как ежевика, ради червяков и личинок. Правда,  последние являются богатым источником белка. Гориллы знали, где надо сдирать кору с живых и мёртвых растений, чтобы добраться до личинок. Иногда, не успев слизнуть их с одного дерева или куска коры, они уже отдирали другой и мурлыкали от предвкушаемого удовольствия. Червей при этом они часто раздирали пополам (довольно отвратительное зрелище) и каждую половинку с довольствием пережёвывали...

            …Заметим, что все гориллы, независимо от пола и возраста, поедают собственные и чужие экскременты (это называется капрофагией). Капрофагия чаще всего наблюдается у горилл после длительных периодов дневного отдыха - в сезон дождей, когда на кормёжку и переходы отводится минимум времени. Животное при этом приподнимает зад во время дефекации и подхватывает рукой "яблоко", до того, как оно упадёт на землю. Затем откусывает от него и жуёт, причмокивая от удовольствия. Капрофагия у горилл, вероятно, связана с недостатком каких-то питательных веществ, в частности, витамина В12, который вырабатывается в заднем отделе кишечника, а  усваивается в переднем отделе пищеварительного тракта”.

 

                  Социальное поведение. 

           Гориллы живут семейными группами, насчитывающими до 5 - 20 особей. Во главе такой группы стоит вожак – крупный серебристоспинный самец. Он поддерживает порядок в группе, определяет маршрут движения, места кормёжки и отдыха. При возникновении опасности вожак первый бросается ей навстречу и прогоняет противника. Обычно к нему присоединяются и другие самцы. Если приближается вожак другой группы - конкурент, то выяснение отношений с ним происходит между ними, один на один.

              Вожак управляет группой при помощи простых жестов, поз и звуков. Из жестов и поз можно отметить следующее:  когда самец встаёт и устремляет пристальный взгляд в каком-то направлении, вся группа замирает и тоже смотрит  в этом направлении;  упорный пристальный взгляд в глаза противнику означает угрозу и тот, кто первым отведёт взгляд, является побежденным; напротив, если горилла “трясёт головой”, это означает отсутствие враждебных намерений, и Д.Шаллер сам не раз  пользовался этим жестом, чтобы успокоить встревоженных животных; положение распростершись на земле или скорчившись означает “позу покорности” и т.д.

           Д.Фосси наблюдала замечательное проявление заботы молодых горилл о старой самке, очевидно, их матери: “...Наблюдая за группой горилл, я не могла не восхищаться при виде того, как молодые животные периодически прерывали кормёжку, поджидая одну старую самку... Старая Коко, очевидно мать серебристо-спинного самца - вожака стада, и её молодые дети, а возможно и внуки Рафики, Самсон и Пинатс, проявляли по отношению друг к другу необыкновенное чувство привязанности. В этом не было ничего удивительного, так как это семейство много лет прожило вместе.

           Однажды я сидела, спрятавшись на ветьвях дерева, метрах в сорока от группы, занятой кормёжкой на  широком обнажённом склоне горы. Гориллы основательно рассредоточились, причём Рафики находился выше всех и постепенно продвигался вверх. Ниже всех находилась Коко. Увлёкшись едой, она незаметно отдалилась от группы. Внезапно Рафики прекратил есть, застыл, к чему-то прислушиваясь, и начал издавать резкие звуки с вопросительной интонацией. Коко, очевидно, услышала их, потому что она приостановилась, прислушалась и повернулась в их направление. Рафики, находившийся вне поля зрения Коко, присел и стал смотреть вниз. Остальные животные последовали его примеру, ожидая, пока Коко не присоединится к ним. Она прекратила кормёжку и медленно поползла вверх, иногда останавливаясь, чтобы определить, где она находится, а затем продолжала плутая пробираться к терпеливо поджидавшим её самцам. Как только Рафики появился в поле её зрения, старая самка двинулась напрямик, обмениваясь с ним приветственным урчанием, пока не оказалась совсем рядом...”.

            Как уже было сказано, гориллы живут семейными группами, которые кочуют в пределах определённой территории. Хотя участки отдельных групп ограниченны, их границы достаточно прозрачны и отдельные члены групп время от времени переходят из одной группы в другую.

            Приведём несколько наблюдений Дайан Фоссэ: “... Бетховен (крупный серебристоспинный вожак группы 5 был гораздо более опытным вожаком, чем Дядюшка Берт (серебристо-спинный вожак группы 4), и с большой терпимостью относился к самцу помоложе, который вечно ходил с напыщенным видом, бил себя в грудь и ломал ветки деревьев.

            Спектакли Дядюшки Берта сопровождались длительным  улюлюканьем, обычно предшествующим ударам в грудь.  Такое улюлюканье, свойственное серебристо-спинным самцам во время контактов между группами, разносилось по дикому лесу на целую милю. В первый день Бетховен реагировал только на некоторые крики Дядюшки Берта, а взрослые самки группы 5 почти не реагировали на выкрутасы молодого самца. Перешедшая недавно в группу 4 молодая самка Бравада проявила стремление вернуться в свою прежнюю группу, и она перешла к ней через широкую лощину в сопровождении своих детей Икара и Пейпер. Оказавшись на противоположной стороне лощины возле группы 4, они стали беситься вместе с другими подростками на склоне горы ниже Дядюшки Берта.

           Хотя прошло более десяти месяцев с тех пор, как Бравадо покинула группу 4, было очевидно, что её хорошо помнили в родной семье. Молодёж обступила её, они уморительно обнялись и закружились в игре. В конце дня Дядюшка Берт совершил неосмотрительный поступок – направился на противоположную сторону лощины к Бетховену в сопровождении нестройной группы сородичей, а также Бравадо и её детей.

           Столь вызывающее поведение неопытного самца не могло остаться без ответа со стороны  Бетховена, с негодованием смотревшего на растянувшуюся по лощине процессию. Он намеренно важной походкой спустился к ней, оставив членов своего семейства. Оба вожака приблизились друг к другу на расстояние около метра и замерли в неловких позах, отводя глаза в стороны. Животные из обеих групп тоже застыли, не произнося ни звука, чувствовалось, что напряжённое состояние вожаков передалось и им. Вдруг, не выдержав такого напряжения групп, Дядюшка Берт   встал на ноги, забил себя в грудь и принялся шумно хлопать руками по растительности, отделяющей его от Бетховена. Этого было достаточно, чтобы вывести из себя старого самца, который до этого был самим воплощением терпимости. Гневно зарычав, Бетховен ринулся на Дядюшку Берта и тот с позором удрал вниз вместе со всей группой. Воздух зазвенел от истерических воплей.

           Отказавшись от преследования, Бетховен продолжал стоять на месте и презрительным взглядом провожал пришедших в замешательство членов группы 4, которые остановились метрах в 15 от него. Дядюшка Берт, оказавшись в безопасности, снова принялся колотить себя в грудь, улюлюкать и кидаться из стороны в сторону. Бетховен с показным равнодушием повернулся и гордо прошествовал вверх на гребень, где его поджидало семейство. По пути он дважды останавливался и делал вид, что ест листья чертополоха, которые обрывал без спешки, чтобы не выпускать из вида Дядюшку Берта. За Бетховеном шла его дочь Берта, тогда как Бравадо и Икар со дна лощины наблюдали за ними.

            И тут Дядюшка Берт совершил новую ошибку, решив вернуться к  подножию гребня, на котором находилась группа Бетховена, чтобы забрать с собой Бравадо. Разъярённый Бетховен стремглав кинулся вниз и отогнал  молодого вожака к обеспокоенным членам группы 4. После пристального взгляда прямо в глаза Дядюшки Берта он отвернулся и толчками погнал Бравадо и Икара наверх, прочь от соперника. Вожак и члены его семейства заурчали и отправились на кормёжку... Царившая  ночью тишина заставляла думать, что группы разошлись и отправились вглубь своих территорий. Поэтому когда на следующее утро я вернулась к “Гребню контактов”, то была поражена,  увидев Дядюшку Берта, усиленно бившего себя в грудь и нерешительно улюлюкавшего в процессе  разминки  перед очередной встречей с Бетховеном... Таких встречь было ещё несколько, но все они заканчивались бескровно, противники ограничивались стоянием друг против друга и обменом грозными взглядами... Дядюшка Берт был менее опытен, чем Бетховен, который мог без труда расправиться с ним и нанести ему серьезные телесные повреждения, но набор ритуальных взаимных угроз выявил сильнейшего без опасной стычки”.

          Вожак осуществляет руководство группой, он определяет время и маршрут движения и следит за порядком как при движении группы, так и во время остановок и кормёжки. Своё руководство он осуществляет с помощью поз, жестов и издавая некоторые звуки от тихого похрюкивания до оглушительного устрашающего рёва.

 

 

    Обычный способ передвижения с гориллы с детёнышем.

            Поведение детёнышей и отношение к ним взрослых горилл. Отец, обычно это серебристопинный самец - вожак группы, непосредственного участия в воспитании молодого поколения не принимает, ограничиваясь выполнением своих основных обязанностей по поддержанию порядка и охраны группы от врагов и посягательств со стороны других вожаков.                                                        

           Гориллы-самки очень заботливые матери. Рождение малыша вызывает живейший интерес у других самок группы. Они собираются вокруг матери и с интересом рассматривают новорожденного, даже будто бы обсуждают его. Мато никому не разрешает прикасаться к нему. Она тоже любуется своим малышом, много играет с ним и занимается физкультурой.

  

 До шести лет детёныш находится при матери,  во время переходов или при возникновении опасности она берёт его на руки... Причём держит его не перед собой, а на боку, придерживая локтем, оставляя свободной вторую руку. Большое значение гориллы придают чистоте шерсти детёныша. Мать постоянно чистит её. Когда он ещё совсем маленький, мать укладывает его у себя на коленях или перегибает через руку и принимается тщательно чистить, перебирая волосок за волоском. В эти минуты зубы у самки стиснуты, глазами она непрерывно следит за быстрыми движениями своих пальцев с расстояния примерно шести дюймов, будто она близорука. Особое внимание она обращает на чистоту заднего прохода малыша; малышам последняя процедура не нравится - они всячески выкручиваются и лягаются, но мать совершенно спокойно продолжает своё дело.

Как бы детёныш гориллы себя ни вёл, его никогда не шлёпают в наказание. Вот несколько картинок с детенышами постарше, подсмотренных Д.Фоссе: “...Двухлеток сидит около матери, она привлекает его к себе, обнимает и ласково трётся носом о его плечо, потом принимается рукой расчёсывать шерсть у него на руке. Детёныш тянется к ней и обнимает её за шею ...Детёныши иногда прибегают к помощи в наведении туалета для того, чтобы привлечь внимание матери. При этом они иногда начинают чистить её маленького детёныша: этим они, как правило, достигают желаемого объединения. Иногда подросток берёт детёныша из материнских рук и проносит его некоторое расстояние (чем не наша с вами старшая дочь, которой разрешили поносить младшего братика или  сестрёнку).  Но если малыш начинает выворачиваться из рук подростка или как-то ещё выражает своё недовольство, мать немедленно отбирает его”.

Почтенные серебристо-спинные самцы  снисходительно относятся к проказам детворы. Им разрешается бегать у них по спине и животу. Иногда до пяти малышей собираются вокруг старика, сидят у него на ногах и коленях, лезут ему на спину и вообще всячески ему досаждают. И вожак – настоящий диктатор в своей группе, одного взгляда которого достаточно, чтобы  усмирить разбушевавшегося могучего самца, проявляет по отношению к этим проказникам удивительую терпимость и доброту. Он не обращает на них никакого внимания, разве только тогда, когда малыши уж чересчур разойдутся, тогда он только строго взглянет на них и они сразу же успокаиваются. Жажда приключений овладевает малышами уже в трехмесячном возрасте, когда они ещё еле ползают. Матери при этом приходится быть все время начеку, чтобы не выпустить малыша из поля зрения и неустанно охранять его.

По мере того, как детёныши растут, им разрешается отходить всё дальше и дальше, к восьми месяцам они могут удаляться уже метров на 20, а в годовалом возрасте они уже бродят по всей территории, занимаемой отдыхающей группой, играя в одиночку, или друг с другом. Играют гориллы примерно до шести лет, после чего практически полностью утрачивают к ним интерес. Фоссе пишет: «...Мне всегда доставляло удовольствие смотреть, как радостно и непринуждённо резвятся малыши. В половине наблюдавшихся случаев детёныши играли в одиночку, самые маленькие делали это вдвое чаще, чем подростки. Обычно такая игра заключалась в том, что малыш качясь на лиане, скользит вниз по стволу дерева или с бугорка, или просто беззаботно размахивает ручками и ножками. Один робкий детёныш положил себе на голову пучёк листьев - верхушку либелии и неподвижно сидит под этой зелёной шляпой, похожий на тёмнолицего эльфа. Другой прилепил кусок мха себе на загривок и осторожно похаживается взад и вперёд, явно гордясь таким украшением. Иногда обычно тихий детёныш, вдруг охваченный безудержной радостью жизни, начинает скакать, бросаться наземь, кататься и кувыркаться, как мохнатый мячик.

Взрослые животные, хотя им и досаждает чрезмерная  жизнерадостность малышей, относятся к ней весьма терпимо. Например, восьмимесячный малыш бегал вокруг отдыхающего вожака. Махнув от возбуждения рукой, он случайно стукнул огромного серебристо-спинного самца по носу, но тот лишь отвернулся. Малыш после этого сбежал с холма, сделал курбет через плечо и блаженно растянулся на траве, болтая ногами, словно ехал на велосипеде, и размахивая руками».

Играя вместе, малыши вступают в общение друг с другом. Их любимое занятие - борьба. Катаясь  клубком по земле, они машут руками и ногами, как ветряные мельницы крыльями. Другая популярная игра – “Делай, как я”. Во время этой игры они лазают по деревьям, перебираются через упавшие деревья, спускаются по лианам, а, бывает, что их маршруты пролегают по животам отдыхющих самок, а то и грозных самцов, которые на это не обращают внимание. В другую игру играют на пеньках или в кустах. Самый шустрый из детёнышей занимает выгодную  позицию на пеньке или в середине куста и обороняет её от других. При этом он лягает нападающих ногами в лицо, наступая им на руки и сталкивая их вниз. В этой игре допускаются любые приёмы, и никто не обижается - все получают одинаковое удовольствие (эта игра - одна из самых распространённых среди детёнышей многих животных и птиц: собак, морских котиков, молодых ворон и др.- примечание автора), но никогда малышам не причиняют ничего плохого, и игры не кончаются потасовкой.

Более крупные подростки во время игр бережно относятся к малышам. “Например, был такой случай: подросток и малыш сидели на расстоянии четырёх футов один от другого. Неожиданно подросток обернулся и протянул руку, чтобы схватить малыша, но тот бросился наутёк. Подросток бросился за малышом, которому игра явно понравилась, потому что его рот был открыт в улыбке. Вскоре подросток нагнал малыша и навалился на него. Вертясь и лягаясь, малыш потихоньку выбрался из-под подростка и схватил длинный стебель. За другой конец стебля ухватился подросток. Они тянули его, как канат, пока более сильный подросток не притянул к себе малыша. Тогда они встали друг против друга и стали неторопливо бороться. К ним подскочил ещё один подросток. Он мимоходом шлёпнул борцов, и все трое умчались прочь. Обычно вместе играют только два детёныша, но изредка в игре принимают участие ещё один или два детёныша. Я как-то наблюдала, как трое подростков отошли вместе от отдыхающей группы. Один из них схватил обеими руками идущего впереди за волосы на его заду, а его в свою очередь схватил идущий сзади. После этого все трое змейкой, изгибающейся среди деревьев, помчались вниз по склону.

Если игра становится слишком буйной и грубой,  детёныш даёт это понять таким образом: он покорно сжимается в комок, подобрав под себя руки и ноги и подставив противнику спину”.

Группа Бетховена нередко кормилась вблизи исследовательского центра Фоссе. Любимцем группы был двухлетний малыш Пабло. Его матери Лиз с сестрой Квинс приходилось уделять много внимания озорному  малышу, снимая его с колен, голов и спин работников центра, куда он забирался в поисках приключений. Однажды группа собралась идти на кормёжку, но упрямый Пабло заартачился и решил остаться. Он, как котёнок, поудобнее устроился на коленях у Фоссе и наотрез отказывался сдвинуться с места, хотя к ним подошла мать и стала властно похрюкивать на них обоих. Фоссе чувствовала себя совершенно беспомощной в такой ситуации, она откинулась на спину, чтобы не мешать Лиз забрать своего строптивого малыша. Захрюкав ещё громче, Лиз схватила Пабло и потащила его к себе, но он отчаянно вцепился в руку Фоссе и только ещё больше осложнил обстановку. Тогда Фоссе тоже хрюкнула на него, оторвала его пальцы от рукава своей куртки и подтолкнула к матери. Когда Лиз усадила его себе на спину, Пабло обернулся, и с укором смотрел на Фоссе, пока они не исчезли за деревьями.

Как-то раз Пабло перепугал и сконфузил вожака. Он подобрал на территории центра, где чувствовал себя, как дома, перчатку. Довольный добычей, подбежал он размахивая ею подбежал к Бетховену и швырнул её на колени патриарху. Перчатка приземлилась с громким шлепком. Старый самец вскочил с криком ужаса, а окружавшие его гориллы разбежались в разные стороны. Только когда животные убедились в отсутствии опасности, они постепенно успокоились и снова расселись неподалёку, продолжая смотреть на вожака. Сконфуженный Бетховен вернулся на своё место и сделал вид, что перчатка его нисколько не интересует.

Избалованный снисходительностью вожака Пабло, на которого никто не мог найти управы, часто вовлекал других детёнышей в игры, доходящие чуть ли не до драки (редкий случай детёнышей для горилл). Наиболее частой его партнёршей при этом была его сестра. Так, которая была старше его на 27 месяцев. Озорничал Пабло, как правило, в непосредственной близости от Бетховена. Когда расшалившиеся малыши будили заснувшего патриарха, Пабло успевал удрать и всё его недовольство выливалось на Так. Наказание было не особенно жестокое - вожак хватал её за что попало и, сердито похрюкивая, прикусывал своими огромными клыками, правда, не причиняя боли. А Пабло, само воплощение невинности, при этом оставался в стороне. Оказавшаяся в положении козла отпущения, Так, реагировала на это, как любой человеческий ребёнок, с которым поступили несправедливо, – её лицо сморщивалось в гармошку, и она принималась громко рыдать. Если рыданья и хныкаье становились слишком громкими, Бетховен поворачивал  в ее сторону голову и громко клацал зубами, после чего Так неслась к матери Эффи за утешением, а потом начинала спешно приводить себя в порядок.

Таким образом, она пыталась разрешить внутренний конфликт и походила на человека, который в трудный момент, не зная, что делать, почёсывает затылок. Когда, в редких случаях, самка по какой-то причине не хочет, что бы около её детёныша находился подросток, даже если это старшая сестра или брат, она огрызается на него и даже может дать ему шлепка, хотя в других случаях подобная воспитательная мера у горилл не практикуется.

 

           Поведение диких горилл при встрече с человеком.

Как и у всех животных, у горилл сильно развито стремление избегать человека. Но это касается только незнакомых людей,  а не тех, кого они уже знают и не опасаются.

Познакомимся с тем, что пишет по этому поводу Дайан Фоссе: “Когда я наткнулась на эту группу горилл, они нежились на солнце, но с моим появлением стали нервничать и ретировались в кусты. Я расстроилась, но не отказалась от намерения рассмотреть их получше, а потому решила забраться повыше, хотя лазать по деревьям и не умею. Дерево казалось скользким, я пыхтела и цеплялась за ветки, но мне поначалу удалось забраться всего метра на два... Наконец, мне удалось ухватиться за сук, подтянуться и расположиться на нём полулёжа, на высоте примерно 6 метров. Я полагала, что моё пыхтение, ругань и треск веток распугали всех горилл, и они ушли на другую гору. Каково же было моё удивление, когда, подняв голову, я обнаружила, что вся группа расселась, словно зрители в партере, и наблюдает за мной…

             

          Наверное это выглядело так как у этой группы в зоопарке города

                                            Франкфурта (Германия)

                           

 

…Что касается чисто поведенческих реакций, то есть действий, вызванных присутствием человека, то у группы 8 они сводились скорее к элементам бахвальства, позёрства и любопытства. Эта необычная группа из-за отсутствия малолеток, мирилась с моим присутствием и доверяла мне с самого начала? Она даже считала моё появление поводом отступать от надоевшей ежедневной рутины?

Самсон реагировал оживлённее других, и видно было, что он получал от этого большое удовольствие. Пинатс тоже пытался подражать ему. Когда они становились на ноги и синхронно били себя в грудь, одновременно выбрасывая в сторону правую ногу, то это смахивало на дуэт эстрадных артистов. Закончив номер, они смотрели на меня, словно пытались определить, какое впечатление произвели... Однажды Самсон забрался на высокое дерево прямо над моей головой. Как опытный лесоруб, он сначала примерился, в какую сторону свалится дерево. Затем, раскачавшись и попрыгав,  он повалил его рядом со мной и убежал с лукавой улыбкой”.

Рассказывает Д.Шаллер: “...Я сел у основания дерева, положил свой бинокль на согнутые колени и внимательно осмотрел склон, стараясь определить точно, где находятся четыре самца с серебристыми спинами. Крупные самцы обычно самые осторожные и легко возбудимые из стада, никогда нельзя сказать, что они сделают в следующий момент. Поэтому они и самые опасные... Очевидно Ди-Джи (один из таких самцов) наметил некий план, так как он неожиданно покинул место своего отдыха и стал подниматься  по  склону горы.  Затем потихоньку,  украдкой он направился ко мне, прячась за кустами. Но гориллы не умеют это делать. Ветки ломались у него под ногами, и, чтобы сориентироваться, он встал и выглянул поверх кустов. Как только я посмотрел на него в упор, он спрятался и некоторое время сидел затаясь, прежде чем начать снова пробираться вперёд. Он подобрался ко мне футов на 30 и только тогда испустил ужасающий рёв, ударяя себя в грудь. Ещё не затихло эхо его ударов, как он опять приподнялся над кустами, чтобы посмотреть, как я прореагировал на поднятый им шум. Когда между нами осталось не больше 30 футов, я почувствовал некоторое беспокойство и решил, что будет благоразумнее отступить в более безопасное место. Осторожно я взобрался на дерево, футов на десять от земли. В это время одна из самок направилась ко мне мелкими шажками. Футах в 17 от меня она уселась на пень, опираясь подбородком на согнутые руки. Медленно, как бы подбадривая друг друга, вся группа двинулась к моему дереву. На мгновение меня охватила паника, гориллы ещё никогда так себя не вели, и я не знал, чего мне ждать.

 ...Они, между тем, сгрудились за кустами. Три самки с малышами на руках и два подростка влезли на дерево, стараясь получше разглядеть меня сквозь переплетение лиан, фестонами свисавших с ветвей. В последующие минуты мы играли в прятки. Стоило мне вытянуть шею, чтобы получше видеть горилл, как они быстро пригибали головы и тут же высовывались, как только я отворачивался. Один из подростков, лет четырёх, влез на соседнее дерево. Так мы с ним и сидели на расстоянии 15 футов друг от друга, тревожно переглядываясь, оба полные любопытства, но стараясь не глядеть друг на друга в упор, чтобы исключить все намёки на враждебные намерения,  так как взгляд в упор у горилл означает угрозу...

Молодой, единственный в этой группе самец с чёрной спиной, которого я назвал Младший, появился из-за кустов и, откусывая и жуя сочные листья ежевики, подошёл к стволу моего дерева футов на десять.

Из всех горилл, видимо, только он один получал удовольствие от моего соседства. В течение последующего месяца редкий день проходил без того, чтобы он не отделялся от своей группы с целью посидеть рядом со мной. Он спокойно наблюдал за каждым моим движением и засыпал,  повернувшись ко мне спиной. В тот день, судя по втянутым и плотно сжатым губам, Младший был в нерешительности. Человек, нервничая, тоже покусывает губы. По временам он широко размахивал рукой и ударял ею о землю, при этом он лукаво поглядывал на меня, явно в надежде, что этот лихой жест меня испугает. Другие члены группы в это время отдыхали.

Теперь я совсем перестал бояться горилл. В их поступках ни разу не проявилась ни их свирепость, ни явный гнев. В некоторых случаях Младший, а иногда какая-нибудь другая горилла, подойдя ко мне футов на 60 или ещё ближе, останавливалась и трясла головой, что означало: “Я не имею враждебных намерений”.

            Чтобы узнать, как поступят гориллы, если я повторю их жест, я дождался момента, когда Младший был от меня в тридцати футах и смотрел на меня очень внимательно, пока я перематывала плёнку в аппарате. Когда я начал трясти головой, он медленно отвернулся, думая, вероятно, что его пристальный взгляд я принял за выражение угрозы. Когда же я, в свою очередь, уставился на него, он потряс головой. Мы проделали это раз десять. Один раз, тряся головой, Младший расслабил мускулы нижней челюсти, и зубы его застучали друг о друга. Позже, когда я нечаянно встречался с гориллами на близком расстоянии,  я тряс головой, чтобы успокоить их, и они, казалось, понимали мои намерения...”.

 К знакомым местным жителям гориллы относятся с доверием, о чём свидетельствуют такие факты, как строительство гнёзд на деревьях в каких-нибудь ста футах от хижин людей.

               Во время нападения людей на семейство горилл самец делает несколько угрожающих выпадов в сторону нападающих, а потом либо убегает, либо падает убитым. Самки с детенышами, очевидно, парализованные страхом, даже не пытаются оказывать сопротивление, и их убивают иногда просто ударами палок по голове.

                “И все же, несмотря на взаимные нападения, в большинстве случаев реакция гориллы на человека и человека на гориллу - это взаимное уважение и стремление избежать друг друга – пишет Шаллер. – По своей природе горилла – животное робкое и сдержанное. Когда только можно, она стремится избежать близкого контакта с человеком”.

            

             Удивительный случай произошёл в зоопарке города Боркуфилл штата Иллинойс, известном своими вольерами, где в максимально приближённых к природным условиях живут гориллы. В 1996 году трёхлетний Брайан Перт  отошёл от увлёкшейся разглядыванием обезьян мамы, перелез через ограду и с 7-метровой высоты упал в вольер.

             У сотен посетителей от ужаса перехватило дыхание. Гориллы животные с непредсказуемым характером, и не любят, когда кто-то вторгается в их владения.               Семь взрослых горилл с угрожающими криками бросились к потерявшему сознание (от падения) малышу. По искажённым гримасам было нетрудно представить, что они хотят сделать.

              Расправе помешала самка горилла Бинти Хуа с полугодовалым малышом на спине. Она растолкала сородичей, схватила Брайана, подошла к металлической двери и принялась терпеливо ждать, когда появятся люди. Она ласково гладила мальчика по спине, успокаивая его.

            Брайана с переломом ноги отвезли в больницу, а Бинти Хуа прославилась на всю страну.

 

                 Исследовательская деятельность.

            Наблюдая за взрослыми гориллами в естественных условиях, наблюдатели установили, что они не отличаются любознательностью, а  незнакомые предметы их не столько интересуют, сколько пугают. Другое дело молодое поколение. Несколько наблюдений Д.Фоссе: “...Как-то раз молодой самец Пак, разгуливавший по территории центра, подобрал  фотоаппарат, Чтобы отвлечь его от фотоаппарата, я дала ему свежий номер журнала “Neitur Geographic”, в котором много цветных иллюстраций, и была поражена его интересом к большим цветным фотографиям. Пак бросил фотоаппарат и стал внимательно разглядывать изображения растений и животных, аккуратно перелистывая страницы. Подросток из группы 5 Диджит, как и Пак, питал пристрастие к термосам, блокнотам, перчаткам и фотоаппаратам. Он всегда внимательно изучал эти предметы, держа их в руках, а иногда даже возвращал их владельцам. Он, скорее всего, делал это не от сознания того, что они принадлежат не ему, а лишь потому, что не любил присваивать чужие вещи (надо отметить, что такое поведение, является исключительным для дикого животного – прим. автора).

           Однажды, отправляясь на встречу с группой 4, я взяла с собой зеркальце и устроилась в кустах так, чтобы Диджит увидел его. Без малейшего промедления он подошел ко мне, улегся рядом, опершись на локти, и стал обнюхивать зеркальце, не прикасаясь к нему пальцами. Но вот он увидел свое отражение, его губы вытянулись в трубочку, голова недоуменно склонилась набок, а из груди вырвался глубокий вздох. Диджит некоторое время спокойно созерцал себя в зеркальце, а затем протянул руку и стал за ним искать того, кого он увидел в зеркальце. Ничего не обнаружив, он молча рассматривал свое изображение еще минут пять, потом снова вздохнул и отодвинулся назад. Меня удивило, с каким неподдельным интересом и спокойствием Диджит отнесся к зеркальцу и с каким искренним интересом он гляделся в него. Трудно сказать, узнал ли он себя в отражении или нет, но по отсутствию посторонних запахов, он, повидимому,  догадался, что другой гориллы поблизости нет”.

 

          ...Трёхмесячная самочка после отлова горилл для нью-йоркского зоопарка осталась сиротой и ее взяла на воспитание мадам Хойте. Малышку назвали Коко, что на языке суахили означает “ребенок”.

          ...Коко быстро росла. Она очень любила играть в мяч, рисовать мелом на асфальте “абстрактные” картинки и, прижав  к уху руку хозяйки, слушать тиканье часов. Несмотря на малый возраст, Коко обладала  страшной силой. Когда ей было пять лет, какой-то любитель бокса решил через решётку пожать ей лапу. После взаимного рукопожатия незадачливый спортсмен был отправлен в больницу.

          ...Коко не была лишена чувства юмора. Как-то раз в ее спальную клетку вошел служитель. Она выскочила наружу и очень ловко и быстро закрыла его на все запоры.   Ликованию обезьяны не было предела. Коко в экстазе исполняла пленником все свои пляски, восторженно визжала и дразнила его. В общем развлекалась, как умела. Только через несколько часов она сжалилась над своим пленником, самостоятельно открыла запоры, выпустила его на свободу, а сама вернулась в свою спальню.

 

          Способы общения горилл между собой.

            Кроме взглядов и жестов, о которых упоминалось выше, гориллы используют для общения определенные звуки, из которых можно выделить следующие:

            - устрашающий рев, от которого у самых закаленных и опытных людей волосы встают дыбом, этот рев является предупеждением и угрозой, при этом от гориллы исходит тошнотворный “запах страха” (в спокойном состояеии запах гориллы гораздо слабее и другого характера);

          -звук, похожий на негромкое “умм – умм, на – умм – умм, на – умм – на – умм” выражает спокойствие и довольство;

          - хрюканье вожака, этакое стакатто, напоминающее звуки в свинарнике во время раздачи корма, раздается в тех случаях, когда надо пресечь споры во время кормежки, или излишнее баловство, а также при выяснении кто кому должен уступить дорогу;

          = в спокойном состоянии гориллы издают своеобразное урчанье, которое, очевидно, выражает у них хорошее настроение и спокойствие.

 

 

Предыдущее - Следующее