Реликтовые гоминоиды

 

            К сожалению, до последнего времени наблюдений, подобных описанным выше, не было и поэтому сведения о поведении реликтовых гоминоидов можно было получить только из сообщений очевидцев. Но в 90-е и последующие годы стало известно о нескольких случаях длительных наблюдений за  поведением реликтовых гоминоидов, живущих поблизости от людей, которые поддерживали с ними контакт. Это, в первую очередь, наблюдения за саскватчами американки Джессики Кларк и Мэри Грин, о которых было рассказано в предыдущей главе.

Но попытаемся просуммировать получены на сегодняшний день сведения  о поведении реликтовых гоминоидов и сопоставить их с данными о поведении бурых медведей и человекоподобных обезьян.

                                               

                                   Способ передвижения.

Как было показано в предыдущих главах, реликтовые гоминоиды являются двуногими прямоходящими человекоподобными существами и, следовательно,  они ведут наземный образ жизни. Еще древние авторы отмечали, что эти существа очень быстро бегают. Убегая от опасности, гоминоид опускается на четвереньки и переходит на “галоп”. То же самое он делает, поднимаясь по крутому склону, и перед тем, как напасть на своего противника.

Живущие в горной местности гоминоиды прекрасно лазают по скалам.

 Гоминоиды хорошо плавают и ныряют и способны проплыть под водой многие десятки (по американским данным сотни) метров. В некоторых районах России рыболовы во время подлёдного лова наблюдали, как гоминоид выбирался на лёд из проруби или полыньи и, увидев человека, снова нырял под лёд. Был случай, когда рыбаки, вытаскивая на лёд поставленную накануне сеть, обнаружили запутавшегося в ней и захлебнувшегося черноволосого лешачёнка.

                    Способы добывания пищи.

Реликтовые гоминоиды всеядные существа, но в разных регионах они отдают предпочтение либо растительной, либо животной пище. Какой-то обработки, хотя бы в виде отряхивания земли или мытья вырванных из земли корней и клубней, очевидцы не отмечают.

Охотятся гоминоиды, в основном, в одиночку. Очевидцы рассказывают, что ”охотник” (чучуна на севере Якутии) догоняет оленя или корову (саскватч, США, штат Теннеси), хватает жертву за круп и рога и, задирая её голову к спине, ломает ей шейные позвонки. После этого рздирает жертве брюхо и поедает сначала внутренности, в первую очередь, печень.

 На  Тянь-Шане отмечены случаи, когда гоминоид устраивал засаду на уступе, расположенном над тесниной, которой пользуются козлы или бараны, и убивал проходящих внизу животных, сбрасывая на них камни.  

  На Памире гули также загоняют горных козлов на глубокий снег и добивают их там камнями. В Восточной Сибири несколько пикилянов загоняют снежных баранов на край обрыва, прыгая с которого некоторые животные ломают ноги и разбиваются. Покалеченных животных добивают камнями.

На Памире отмечены случаи использования для охоты на мышей и сусликов  примитивных ловушек в виде расщепленной с одного конца палочки (подробнее см. в главе 3.).

  Есть отдельные сообщения о том, что гоминоиды, охотящиеся на грызунов, выковыривают и выбрасывают внутренности убитого животного. Остатки добычи гоминоид не прячет, и она достается другим хищникам и падальщикам.

  Гоминоиды ловят рыбу. Для этого они иногда огораживают дремлющую на солнце стайку рыб камнями, после чего хватают их руками и выбрасывают на берег. Один из очевидцев рассказывал, что гоминоид использовал для этих целей заострённую палку.

 

                       Социальные отношения.

Основной социальной ячейкой у реликтовых гоминоидов является семья, состоящая из матери и одного-двух детенышей. Отец помогает супруге при родах, и некоторое время живёт с ней, а потом покидает её. Мать с детёнышем какое-то время остаётся на одном месте (на Памиро-Алае пребывание двух таких матерей  фиксировалось в течение двух лет, каждая из них оставалась на одном и том же месте в течение этого времени, только следы детёныша за год увеличились на 2-3 см.). Отец семейства на долгое время возле семьи не задерживался, Есть основания предполагать, что таких семей у него могло быть несколько.

В Новгородской области семья авдошек сохранялась до достижения детьми половой зрелости (О.Иванов). Подобные семьи наблюдались у саскватчей (А.Остман и Дж.Кларк), у алмасты на Кавказе и алмасов Монголии.

Семью из трёх особей (джондоров) видел охотник Ятим Насибов на хребте Суркх (Памиро-Алай). Похоже, что семью из трёх особей имел молодой джондор, погибший в 1980 году в ущелье Яхсу  на Памире. Мать с двумя детёнышами видели Данилов в ущелье р.Малки и охотовед Сергеев в Кировской области.           

 

                               Район обитания и миграции.                    

Из подавляющего числа наблюдений можно сделать вывод, что реликтовые гоминоиды почти все время медленно перемещаются в пределах ограниченной области, подобно другим приматам и медведям.   

Особо следует остановиться на миграциях реликтовых гоминоидов. Тысячекилометровые маршруты “Афони” - “Белого призрака” из района Ловозера до Каргополя и авдошек из района Малой Вишеры в леса республики Коми, описанные в Главе 3, дают ответ на вопрос о том,  как может существовать столь разреженная популяция, если для выживания любой популяции животных она должна насчитывать не меньше 100 - 200 особей (правда, интересно было бы понять, что означает столь высокий разброс: все-таки нужно  200 особей, или достаточно и 100? Примечание автора.). Такого количества особей реликтовых гоминоидов ни на Кольском полуострове, ни на территории Новгородской области, конечно, нет, но на всей территории центра и севера Европейской России их, возможно, существует и больше двухсот, так же, как и на хребтах Памиро-Алая.

Вступая в продуктивный возраст реликтовые гоминоиды северной Европейской популяции, как мы видели в главах 3 и 4, отправляются на поиски партнера. Врожденный ли инстинкт влечёт их в определенные районы, где происходит их размножение, или это память и обучение родителей - мы пока не знаем. Но ведь мы так же не знаем, по какой причине беременные самки белых медведей собираются в свои “родильные дома” на островах Шпицбергена или Врангеля. Как они находят туда путь на бескрайних просторах Арктики, среди ледяных торосов? Очевидно, это такой же врожденный инстинкт, как  возвращение лососевых рыб, угрей, китов, морских котиков, морских черепах, альбатросов, перелётных птиц и других животных для размножения в те места, где они появились на свет.

Несмотря на достаточно активное изучение североамериканских саскватчей, мы пока ничего не знаем об их методе поиска партнера и местах размножения. Тот факт, что в массе сообщений очевидцев о наблюдениях саскватчей, в Северой Америке почти не встречаются наблюдения матерей с детёнышами, говорит о том, что места их обитания пока оказываются вне поля зрения американских исследователей.

 

                  Отношение матери к детёнышам.

Мать какое-то время кормит детеныша грудью, держа его на руках. Она играет с ним и даже издает ласковые односложные звуки, как бы убаюкивая малыша. Когда он начинает ходить, то мать берет его с собой, и он ходит и кормится вместе с ней. При длительных переходах и прохождении сложных участков, мать или отец берёт  малыша на руки. В случае опасности, когда приходится убегать, мать сажает его на спину, где он висит, держась за длинные волосы на плечах и спине.

В уникальном случае наблюдений Дж.Кларк за тремя поколениями саскватчей в штате Теннеси её “подопечные” мужского пола по достижении определенного возраста, покидали на некоторое время своих родителей, но потом возвращались с молодыми супругами,  которых они находили, очевидно, не особенно далеко, так как возвращались довольно быстро          

Для Северокавказской популяции алмасты и других южных популяций такие странствия не характерны. Хотя алмасты живут в  густонаселенных людьми районах, мы имеем достаточно много сообщений о наблюдении самок с детенышами и даже рождения детёнышей. Наверное, это можно объяснить особым, благожелательным отношением коренного местного населения к своим волосатым собратьям. Почему и когда сложились такие взаимоотношения мы не знаем. Можно предположить, что в период прихода на Кавказ древних людей они расселялись по предгорьям и не претендовали на горные районы, где обитали алмасты, так что пищевая конкуренция между ними отсутствовала. Сравнительно мягкий климат и обилие пещер обеспечивали достаточное количество убежищ, в которых алмасты переживали холодные и голодные зимние месяцы. Это уже потом, когда рост численности населения заставил людей осваивать и обживать горные районы, такая конкуренция могла возникнуть, но соотношение сил в это время оказалось уже не в пользу алмасты, и они предпочли мирное сосуществование, а затем стали пользоваться и помощью местных жителей в трудное время.

Монгольские алмасы тоже ведут практически осёдлый образ жизни – ряд очевидцев даже побывали в их “стойбищах”, где видели и взрослых алмасов, и детенышей (несколько семей – см. гл.3).

В то же время пожилые казахи из Восточного Казахстана утверждали, что в недалеком прошлом местные ксы-гыики из района озера Зайсан на зиму уходили на территорию Китая, и даже уточняли, что “их тропы пролегали вдоль Бухтарминского хребта”.

Судя по тому, что похищенные дети рассказывали, будто укравшие их “волосатые мамы” давали им какие-то “игрушки”, можно предположить, что такие “игрушки” они дают и своим малышам. По местным поверьям похищенный ребёнок не должен есть ту пищу, которую ему будет давать “волосатая мама”, иначе он останется у неё навсегда. Возвращённые дети отказывались от такой пищи. Возможно, в основе этого поверья есть разумное ядро. Похитительница, пытающаяся накормить ребёнка, проверяет этим, сможет ли он выжить у неё. Если же ребёнок отказывается  есть, значит - он “не жилец”, и его возвращают родителям.

Тем же объясняется жестокое убийство грудных младенцев, родившихся у похищенных женщин, когда они убегали от своих “волосатых” супругов, захватив с собой грудного ребёнка. Отец, очевидно, понимает, что он без матери не сможет вырастить младенца, и убивал его. Вполне логичное действие. Он поступает ничуть не более жестоко, чем спартанц, которые сбрасывали с отвесной скалы слабых мальчиков – им нужны были здоровые будущие воины.

 

                                         Логовища.

По утверждениям местных жителей, реликтовые гоминоиды постоянных берлог или гнёзд не строят. Временные гнезда для отдыха в тёплое время года, состоящие из древесных веток, сложенных кучей у подножия дерева не раз фотографировались и на Памиро-Алае, и в Северной Америке. Возможно, эти гнёзда зимой засыпаются снегом, и в такой “берлоге” гоминоид зимует.

В мае 1980 года автор и И.Д.Бурцев обследователи склоны хребта Суркх на Памиро-Алае. 2 мая во время осмотра средней террасы южного склона, покрытой типичным среднеазиатским лесом, больше похожим на городской парк, в котором дерево от дерева отстоит на 10-20 метров,  возле одной из небольших групп деревьев я обнаружил гнездо гуля.   

     

Гнездо состояло из обломков веток толщиной от одного до 4 сантиметров. Никаких признаков переплетения или упорядоченного расположения веток заметно не было. Никакой подстилки в углублении также не было видно. Несмотря на тщательный осмотр, обнаружить какие-либо волосы не удалось.

  В двух километрах от этого гнезда находилась зимняя лёжка медведицы, которая представляла собой подобие матраса из сухой травы, расположенного с подветренной стороны огромного обломка скалы. Зимой эта лёжка была засыпана толстым слоем снега. В этой типичной горной берлоге в прошлом году зимовала медведица с двумя медвежатами.   

   В 1988 году инженером-лесоустроителем Мюнком, который работал на острове Принца Уэльского (возле Аляски), было обнаружено похожее гнездо. Во  время осмотра района работ предстоящего сезона он обратил внимание на странную кучу хвороста, лежавшую  у подножия дерева на опушке леса. Подойдя ближе, он увидел, что высохшие ветки не принадлежали дереву, под которым они лежали.

Следовательно, они были принесены со стороны. В средине кучи было углубление диаметром метра полтора, указывающее на то, что там когда-то лежало какое-то животное. Мюнк не аз видел медвежьи берлоги, но они всегда располагались либо под корнями упавшего дерева или в густом кустарнике. Инженер сфотографировал эту кучу и потом показал фотографию местному охотнику, который сказал, что такие гнёзда устраивают саскватчи.         

 

На Кавказе алмасты зимуют в пещерах, где устраивают подстилку из сухой травыи веток. Иногда там обнаруживали небольшой запас веток с ягодами и какой-то ещё корм. В таких пещерах во время войны зимовали дезертиры, и в ряде случаев жили там вместе с алмасты. Можно вспомнить и рассказ генерала Топильского о том,  как они выгоняли из пещеры басмачей, а там оказались и джондоры, одного из которых чекисты застрелили.

  В республике Коми и в Западной Сибири местные жители говорят, что волосатые великаны кули и майгики зимуют под корневищами упавших больших деревьев и в торфяных ямах. Один из очевидцев видел большую пещеру в обрыве на берегу лесного озера,  в которой якобы зимовали гоминоиды. 

 

                       Взаимоотношения с другими животными.

 Реликтовый гоминоид в естественных условиях не имеет врагов. Конечно, бывают ситуации, когда молодой гоминоид становится жертвой стаи волков или собак, как было в случае на Кавказе (см. главу 3). Вряд ли он может справиться с матерым медведем или тигром. Но в большинство случаев лесные хищники ему уступают дорогу и не нападают на него. В 3 главе приведены несколько случаев схватки гоминоида с медведем. Молодых медведей гоминоид убивал, а в схватке с взрослым матёрым медведем мадекуп умер от полученных ран.

 О схватках с тиграми и другими большими кошками сведений нет. В странах Юго-Восточной Азии местные жители рассказывают, что крупный гоминоид мавар способен убить большого крокодила. Он хватает его за верхнюю челюсть, оттягивает её назад, и наступив на спину ломает ему позвоночник.

В легендах волосатого человека считают владыкой леса, защитником и покровителем всех животных.

 

                                   Отношение к человеку.

По всей совокупности данных, от фольклора и до сообщений современных очевидцев, волосатые люди, за редчайшим исключением, без враждебных действий со стороны человека никогда не причиняли людям зла. Их отношение скорее можно назвать покровительственным. Их интересуют занятия человека, за которым он с явным интересом наблюдает; в некоторых случаях гоминоид пытается ему подражать. Их неоднократно замечали, когда они из-за кустов или другого укрытия наблюдали за людьми, сидящими у костра, за работающими механизмами и т.п.

В некоторых случаях дикий человек оказывал помощь терпящим бедствие людям. Вспомним, что в главе 3 рассказано о том, как гоминоид показал заблудившемуся охотнику направление на поселок, или наш случай на перевале Афлатун – когда сидевший на берегу ледникового озерца “человек в мохнатой одежде” встал и на вопрос: “Где тропа?” – махнул рукой в сторону ледопада,  после чего встал на ноги и скрылся среди ледяных глыб. Мы не поверили ему и потащились под дождём по скользким скалам вдоль русла вытекающего из озера ручья, А, как позже выяснилось, незнакомец махнул рукой в сторону ледопада, где начиналась хорошая тропа, ведущая к стоянке чабанов.

А случай с молодой таджичкой, выронившей при переправе через бурную горную реку (Зеравшан) грудного ребенка. Молодая мать была в отчаяньи, но в этот момент из прибрежных кустов вышел волосатый человек, вошёл в поток, поймал запелёнутого, как поплавок, малыша, отдал его матери и скрылся в кустах.

Или гуль, показавший ночью горноспасателю Сергею Пономаренко место, где он мог легко перепрыгнуть через речку. При этом гуль перебросил  на другой берег его тяжелый рюкзак. Сам-то гуль мог переправиться через эту речку в любом месте – а он ведь учёл возможности человека!

Или случай с рыбаками на Аляске, когда огромный саскватч вышел из кустов и помог рыбакам столкнуть гружёную лодку в воду.

А вот такой случай: молодая девушка, собирая ягоды, услышала детское всхлипыванье. Она пошла на звук и увидела под кустом лежащего на травяной подстилке голенького малыша странного вида. Она взяла его на руки и стала успокаивать. В этот момент из кустов вышла волосатая женщина, подошла к девушке, спокойно взяла у неё малыша и скрылась в кустах. Она явно понимала, что девушка не причиняет вреда её малышу, не проявила ни страха, ни агрессии, а просто спокойно взяла его и удалилась.

А многочисленные рассказы о “Черном альпинисте”, помогавшем попавшем на горном леднике или в тайге в трудное положение людям выбраться в безопасное место. Пусть большинство этих рассказов придумано самими алпинистами, но что-то ведь лежит в их основе.

 

В рассказах Джесси Кларк (штат Теннеси) не раз упоминается о том, что её знакомые саскватчи благодарили за оказанную им услугу – приносили грибы, ветки с ягодами и цветы.

Можно вспомнить, как под Алма-Атой гоминоид предложил собиравшим ягоды девочкам полную горсть малины и обиделся, когда они испугались и убежали от него.

Московская альпинистка Г.Сифорова рассказал, что во время одного похода с группой, они забыли на предыдущей стоянке небольшую канистру с керосином. Спохватились только после изнурительного перехода по высокогорью. Отсутствие топлива ставило под угрозу дальнейшее продолжение маршрута. Расстроенные, все легли спать. Каково же было удивление, когда утром возле палатки лежала их канистра. Не горный же козел её принес?

 

       О пребывании людей в обществе реликтовых гоминоидов.

Познакомимся с несколькими из целой серии рассказов людей, которые по тем или иным причинам какое-то время жили в обществе реликтовых гоминоидов. Первые такие рассказы долгое время не внушали доверия, но они продолжали поступать из разных, не связанных между собой регионов, разделённых тысячами километров, от людей заведомо. ничем не связанных между собой, которые ничего не могли прочитать о подобных случаях, так как они никогда не публиковались, отношение к таким рассказам  изменилось..

Читатель очевидно помнит рассказ казака Егорова из экспедиции Пржевальского, работавшей в середине Х1Х века в Монголии. Егоров заблудился и его, совершенно обессиленного, подобрали алмасы и привели к себе на стойбище, где он увидел несколько семейств волосатых людей. Он какое-то время пробыл у них, они его подкормили. Когда он отдохнул и набрался сил, то смог выйти к лагерю экспедиции и успел застать её, когда она уже покидала лагерь.

 Житель города Ровеньки, А.Ф.Скоробогатов, в своём письме рассказал историю, приключившуюся с его дедом. В годы Первой Мировой войны он  служил на Дальнем Востоке. Как-то раз его взвод отправился на заготовку дров. По пути он отстал и заблудился. Потеряв надежду найти товарищей, он устроился на ночлег под большим кедром и заснул. Ночью он почувствовал, что кто-то огромный схватил его в охапку и куда-то понёс. Он попытался освободиться, но из этого ничего не вышло – похититель крепко держал его. Через некоторое время они оказались в большой пещере, где была лёжка из веток и сухой травы.

Оказалось, что его похитила огромная волосатая женщина, жившая в этой пещере. В первые дни “хозяйка” бдительно охраняла своего пленника и не выпускала его из пещеры, закрывая вход огромным камнем, который он не мог отодвинуть. Потом она стала разрешать ему выходить и бродить возле входа в то время, когда сама собирала поблизости ягоды и кедровые шишки. Она кормила его этими ягодами и кедровыми орешками. Солдат был молодой и,  хотя “хозяйка” и не блистала красотой, природа взяла свое... “Хозяйка” забеременела. Через два года у них родился сын. “Хозяйка” стала больше доверять своему сожителю. Она разрешила ему гулять в окрестностях пещеры. В общем, через несколько месяцев ему удалось бежать, и он после долгих странствий добрался до своего дома.

Г.С.Кривоконь, жительница Магаданской области, в своем письме описала подобный случай, рассказ о котором она услышала от самого очевидца. После Великой Отечественной войны, в 1947-49 годах она жила с мамой при санатории, расположенном на Северном Кавказе. в селе Мухол. Местные жители говорили, что неподалеку от села, в горах живет “Большой медведь”, и поэтому ходить туда нельзя.

Там был сторож. Лицо у него было все в шрамах. Он рассказывал, что во время войны, при подъеме на перевал он сорвался в пропасть, сильно поранился, и потерял сознание. Несколько раз он приходил в себя, но потом снова впадал в забытье. Сколько времени он пробыл в таком состоянии, он не помнил, но в очередной раз, очнувшись, увидел, что около него стоит и смотрит не него “Большой медведь” – по его словам это был никакой не медведь, а огромный волосатый человек, без одежды. Просто в тех местах волосатых людей называют “Большими медведями”. Интересно, что так же называют волосатых великанов и в Фанских горах на Памиро-Алае.

Раненому солдату очень хотелось пить, но от боли он не мог пошевелиться. Видя это, волосатый человек отвязал или оторвал ремешок, на котором висел на поясе котелок, сходил к речке, принес воды и напоил раненого. Потом он еще несколько раз сходил к речке, приносил воду и выливал её на голову солдата. Потом великан поднял его, взвалил себе на плечи и куда-то понес. От боли солдат потерял сознание.   Очнулся он в каком-то сухом месте, под нависающей скалой. Дождь туда не попадал

Когда солдат окончательно пришел в себя, он понял, что его принесла в это убежище огромная волосатая женщина. Она приносила ему воду и кормила его ягодами и дикими фруктами. Солдат потихоньку поправлялся и через некоторое время  уже мог самостоятельно передвигаться. В какой-то момент волосатая женщина куда-то исчезла, и солдат смог покинуть это убежище и вернулся к людям.

Он помнил, где находилось это убежище, и впоследствии несколько раз посещал его. При этом он встречал “Больших медведей”, среди которых, вероятно, была и его спасительница. По его словам они не злые, и их не надо бояться.

Позднее нашлись родственники этого солдата, и он даже одно время думал вернуться домой, но прошло много времени, из близких родственников на родине у него никого не осталось, а здесь он прижился у санатория, ему выделили небольшую комнатку. Сначала он подумывал поехать на рлдину, но, в конце концов,  решил остаться.

 Кривоконь пишет, что им, детям, очень хотелось познакомиться с этими “Большими медведями”. Как-то раз они, тайком от родителей, отправились на ту гору, где они живут. И они действительно увидели целую семью “Больших медведей”. Там была большая пещера, перед её входом сидела  волосатая женщина играла с ребёнком, которого держала на коленях. Огромный отец семейства чем-то занимался в кустах – видна была только его спина. Очевидно, он как-то почувствовал присутствие посторонних или ему об этом сообщила супруга, но он оглянулся, увидел детей, бросил свое занятие и направился в их сторону. Ребятишки, конечно, бросились бежать. Уже позже она вспоминала, что волосатый человек не угрожал им, но своим поведением он показывал, что дети не должны приближаться к его убежищу.

 

Ещё один случай был подслушан автором письма в Харькове, в очереди к врачу. Рассказчица, жительница Украины, во время Великой Отечественной войны была увезена немцами на работу в Германию. После разных перипетий она оказалась в работницах у зажиточного крестьянина, жившего в Югославии. Семья крестьянина к ней хорошо относилась, а сын его уговаривал её  выйти за него замуж. Но девушка отказывала ему, так как скучала по дому и мечтала вернуться на родину.

  В это время советское правительство вспомнило о своих соотечественниках, оказавшихся за рубежом, и призвало их возвращаться домой (очевидно, в СССР после огромных потерь в прошедшей войне просто не хватало рабочих рук). Наша героиня, услышав об этом призыве, собралась на ближайшую железнодорожную станцию.

  Несостоявшийся жених пошёл её провожать. Идя по горной дороге, они повздорили, и он столкнул её с обрыва. Девушка потеряла на какое-то время сознание. Когда она открыла глаза, наступили сумерки, посмотрев наверх, она увидела на краю обрыва три каких-то головы. Незнакомцы, увидев, что девушка жива, начали спускаться к ней. Она снова потеряла сознание и очнулась  на какой-то подстилке в большой сухой пещере. Сначала она никого не видела возле себя, потом появились какие-то странные волосатые люди. Они как-то ухаживали за ней, кормили и поили. Человеческого языка они не понимали и общались с ней и между собой нечленораздельными звуками.

Девушка была молодая и физически здоровая. Молодой организм довольно быстро справился с последствиями падения, она стала поправляться, и через некоторое время уже могла двигаться самостоятельно. Так она прожила среди этих волосатых людей около года. Отходить от пещеры ей не разрешали. Потом она родила ребёнка. Ей стали больше доверять и разрешили бродить в окрестностях пещеры.

Она слышала далёкие гудки паровоза и решила бежать. Как-то раз она, взяв младенца, бросилась бежать в сторону станции. Через некоторое время она услышала крики - её побег обнаружили. Преследователи уже были совсем близко, когда впереди показалось озеро, на котором недалеко от берега плавала лодка. Выскочив на берег, девушка положила ребенка на землю, бросилась в воду и поплыла в сторону сидевшего в лодке рыбака. Услышав крики о помощи, рыбак быстро поплыл ей навстречу. Выскочившие на берег преследователи увидели лодку и остановились на берегу. Отец ребёнка, разозлённый побегом его матери, схватил младенца и в гневе разорвал на части (а, может быть, он  понял, что без матери не сможет выкормить грудного малыша, и потому убил его? – прим. автора). Девушку подобрал рыбак, привёл к себе домой, дал ей одежду и помог добраться до станции. 

Как видим, этот рассказ почти совпадает с одним из предыдущих рассказов и по этой причине такие рассказы долгое время не вызывали доверия, но ведь первый случай  произошел где-то на Дальнем Востоке, а второй -  в Югославии. Главной причиной недоверия к нему было то, что произошло  это чуть ли не в центре густонаселённой Европы. Но в 2005 году в интернете появился рассказ американского сержанта, который  встретил волосатого человека в провинции многострадального Косово. Волосатый гоминоид у него на глазах спустился со склона и прошёл мимо него, чуть ли не вплотную около его джипа.

 

Рассказ старого таджика из посёлка Бричмулла: Это было давно. Когда справляли свадьбу, невеста вышла из дома подышать свежим воздухом. И не вернулась. Её не было восемь дней. Потом она, вся оборванная и зарёванная,  вернулась домой и рассказала, что с ней произошло.

Когда она вышла из дома, кто-то громадный и волосатый схватил её и куда-то понёс. От страха и исходившего от похитителя  неприятного запаха она потеряла сознание. Очнулась она под каким-то навесом, где находилось несколько таких же волосатых людей, как и её похититель. Они были разного роста и возраста. Среди них была волосатая женщина.

Потом к ней подвели молодого “человека”, и она поняла, что её предлагают ему в жёны. Она закричала, заплакала, и её оставили в покое. Она провела среди этих людей пять или шесть дней, всё время плакала и отказывалась есть фрукты и ягоды, которые ей давали. Потом её отпустили на свободу.

 Ещё один случай произошел в 1947 году в Дагестане. В домике на окраине Дербента жили мать с дочерью. Как-то вечером дочь не пришла домой. Ёё стали искать, но поиски ничего не дали. Девушка пропала. Через год зашла соседка и сказала хозяйке дома, что у неё на огороде стоит какая-то оборванка. Женщина выскочила из дома и увидела стоящую среди грядок свою дочь.

 Мать подошла к ней, привела её в дом, сняла с нее неимоверно грязные лохмотья, отмыла от накопившейся грязи, усадила за стол.  Девушка рассказала, что ее похитил дикий волосатый человек. Он отнёс её в свою пещеру и держал там. Он хорошо к ней относился, не променял никакого насилия, кормил и приносил воду. Вообще относился к ней очень бережно. Она привыкла к нему, они объяснялись с ним жестами. Потом она забеременела. Мать была уверена, что дочь останется в родном доме, но, когда со стороны огорода раздался громкий свист, дочка сказала, что это её зовёт муж и она должна уйти. Продолжения этой истории мы не знаем.

 А вот другой подобный случай, рассказанный старшим научным сотрудником Института Азии и Африки Таги, иранцем по происхождению. Произошло это  перед войной в горах на юге Ирана, где жил его отец.

Сын местного Главы администрации с друзьями отправился на охоту. Неожиданно они увидели на склоне горы большого волосатого человека, который огромным камнем закрывал вход в пещеру. Они застрелили его и поднялись к пещере. С трудом отодвинув этот камень, охотники вошли внутрь и обнаружили там грязную и оборванную молодую женщину с грудным ребенком. Они увели её с собой. Через некоторое время установили, что это дочь одного из крестьян, которая пропала два года назад.

Подробнее об этих и других случаях похищения молодых женщин и детей мы рассказывали в главе 3. В большинстве известных случаев с ними обращались хорошо и через некоторое время возвращали домой  (правда, что происходило в тех случаях, когда похищенный не возвращался, мы не знаем – прим. автора). Каргопольский случай появления “Белого призрака” с примерно годовалым малышом без матери, вероятно, объясняется тем, что этот малыш уже мог обходиться без неё, и отец взял его на своё попечение.

 

Ещё один случай похищения, на этот раз молодого мужчины, происшедший в Северной Америке в 1924 году.

Молодой геолог  Альберт Остман работал в геологической партии. Как-то  раз от пьяного индейца он услышал, что в ущелье одной речки можно намыть золото. Но это ущелье пользуется дурной славой, и потому туда никто не ездит. Остман был молод и сам чёрт не был ему страшен. Он раздобыл лодку, собрал необходимы вещи, немного продуктов,  ружье и отправился ловить удачу. Добравшись до нужного ущелья, он разбил лагерь. Лагерь – это громко сказано. Он разложил спальный мешок, сложил в него продукты и ружье, и отправился мыть песок. Золото действиельно там было. Спал он спокойно, но утром обнаружил, что ночью его кто-то навещал.

Целый день он промывал песок, вечером поужинал, забрался в мешок и заснул, Ночью он проснулся от того, что кто-то, сопя и кряхтя,  поднимает его вместе с мешком и всем его содержимым. Незнакомец забросил мешок на спину и  куда-то понёс. Остман провалился вниз мешка и не мог ничего предпринять. Он чувствовал, что его несут то в гору, то под гору. Через несколько часов похититель остановился и сбросил мешок на землю.

Подождав какое-то время, Остман выглянул из мешка и увидел, что он находится в большой пещере, в которой, кроме него, находятся еще четыре человекоподобных существа: огромный волосатый человек, который, очевидно, был его похитителем, пожилая полная волосатая женщина и двое подростков – мальчик и довольно рослая девушка. Позже он сообразил, что его таким похищением “пригласили” на смотрины в качестве  жениха для дочери.

Хозяева пещеры стояли и молча смотрели на потенциального жениха. Потом волосатая женщина стала что-то раздраженно «выговаривать» своему супругу, бросая сердитые взгляды в сторону Остмана. Было явно видно, что странный “жених” ей совсем не нравится. И действительно, как мог  понравиться ей малорослый и худющий, по сравнению с ними, субьект? Дело в том, что все обитатели пещеры были массивного телосложения. Особенно выделялся отец семейства. Его рост был больше семи футов. Он  выглядел настоящим сказочным богатырём с широченными полутораметровыми плечами, бочкообразным торсом, могучими руками и ногами. Супруга была значительно ниже его ростом, но, несмотря на некоторые обезьяньи признаки, выглядела даже привлекательной. Волосатые подростки были подстать родителям, и с любопытством смотрели на гостя.

Видя, что ему ничто вроде бы не угрожает, Остман выбрался и мешка, достал банку консервов и поел. Всё семейство с интересом наблюдало за ним. Когда он поел, то бросил пустую банку в сторону. Её тут же подобрал молодой человек, но отец выхватил её у него из рук и стал рассматривать и обнюхивать. Так он поступал и в последующем.

Остман прожил в этой пещере несколько дней. Хозяева пещеры днём бродили где-нибудь неподалёку, очевидно кормились. Мать приносила охапки каких-то веток, и они их ели. За Остманом присматривали и из пещеры не выпускали. Постепенно контроль за ним ослабел, и он смог выходить наружу и гулять неподалёку. У Остмана уже кончались продукты, и он решил попытаться бежать. Для этого он решил воспользоваться пачкой жевательного табака. Когда он достал её и откусил кусочек, великан выхватил пачку у него из рук и сунул всю её в рот. Когда он раскусил её, и попробовал проглотить, рот его заполнился горькой слюной, он поперхнулся и его охватил безудержный кашель. Он с рёвом метался по пещере, а потом выскочил из неё и бросился к ручью. Все домочадцы попрятались по углам. Пользуясь обшей суматохой, Остман схватил ружьё и выскочил из пещеры. Прячась за кустами, он выбежал к ручью и бросился вниз по течению.

Никто его не преследовал. Остман благополучно добрался до берега озера, где его подобрали индейцы.

 

       Пребывание реликтовых гоминоидов в обществе людей.

                   Вот краткая сводка таких случаев:

- Сатир, пойманный в районе Диррахия на Балканах в 214 году до н.э.

- Два алмаса, жившие в ставке хана Едигея (конец Х1У века).

-“Волосатый юноша”, живший у доктора Вагнера и описанный доктором Николасом Тульпиусом в 1672 году.

-“Волосатый мальчик”, пойманный под Гродно и живший у короля Яна Казимира в 1661 году.

-“Мальчик-медведь”, пойманный охотниками и подаренный королю Яну111 Собесскому в 1694 году.

- Девочка ксы-гыик, пойманная в районе озера Зайсан для В.Хахлова в 1914 г.

- Женщина-каптар Зана в Абхазии, прожившая  в доме Генаба в селе Тхина примерно 20 лет.

- 12 джондоров, пойманных на Памире в 1908 г.

- Эжень, живший у охотника Фу-ЦАЯ в 20-х годах прошлого века и приносивший ему тушки пойманных в лесу белок.

- Женщина-алмасты, жившая в 1920 году в селе Залукокоаже в Кабардино-Балкарии. Она как-то общалась со своими хозяевами и помогала им по-хозяйству;.

 

- “Волосатый человек”, пойманный под Абаканом.в 1924 году., которого содержали там в клетке для показа жителям города, а потом куда-то увезли;

- “Волосатый человек“, о котором писала девочка, видевшая, как два милиционера посадили его связанного в вагон и увезли в сторону Москвы;

-  “Волосатый человек”, пойманный под Абаканом и содержавшийся в клетке, где его могли видеть все желающие.

-  “Волосатый человек”, пойманный в Архангельской области в 1924 г.

-  “Волосатый человек”, пойманный на юге Вологодской области в 1928.г.

-  “Волосатый человек”, пойманный  в районе Каргополя в1956 г.

-  Гуль, пойманный в 50-е годы под Файзабадом в Таджикистане и несколько месяцев живший в кишлаке Кангели.             

- Женщина-алмасты, которая жила возле молодого кабардинца в районе Сармаково на Кавказе в середине 60-х годов прошлого века.

-  Китай. В 1947 году жители одной деревни в провинции Ганьсу держали в неволе ми-гё. После его смерти труп отдали в местный храм  Хуфашеньдянь.

- Куль, подкинутый ханту Сераскову взамен взятого у него ребёнка и проживший у него  около 20 лет.

- Китай. В 1954 году в горах провинции Юньнань был пойман ми-гё и отправлен в столицу провинции Куньминь.

- Раненый чучуна, нашедший приют в чуме чукчей, прожил с ними несколько месяцев. Он якобы как-то общался с ними и что-то им рассказывал.

Этот список можно продолжать, но остановимся на этом и продолжим наше повествование.

Во всех этих случаях пленники мирно уживались со своими хозяевами и беспрекословно подчинялись главе семьи и его жене, но ни в одном случае они не научились человеческому языку, хотя как-то общались со своими хозяевами и сообщали им определённые сведения. Таджики рассказывают, что в редких случаях гоминоиды могли произносить несколько простых слов, вроде английского “mathe” (по-таджикски тоже “мама”) или “ноон” (по-таджикски “хлеб”). Но следует добавить, что жили эти существа в домах простых малограмотных людей и никто из них не пытался обучать их никакому человеческому языку. Уошо и другие шимпанзе, горилла Коко, орангутан Панибаиша и другие оранги достигли своих высоких результатов в освоении логики и синтаксиса человеческого языка под руководством специалистов высочайшей квалификации и не известно, чему смогли бы научиться алмасты и другие реликтовые гоминоиды, попади они в руки таких специалистов.

 

       

 

Предыдущее - Следующее