Сенсационное сообщение газеты “Автономная Якутия”

Выставка работ художников-косторезов в Третьяковской галерее привлекла внимание всех интересующихся искусством народов Севера. Как студенту Московского университета, мне довелось на ней познакомиться с известным впоследствии чукотским художником — резчиком по кости Вукволом. Невысокого роста, с прямыми черными волосами, в темном костюме, живой и подвижный, он разговаривал с высоким мужчиной, рассматривавшим его гравюры на моржовой кости. Я хотел расспросить Вуквола, как наносится гравировка, и мы разговорились. Сначала речь шла о мастерстве косторезов, потом о недавно изданной книге “Чукчи” известного исследователя В. Г. Богораз-Тана и о том, что Север все еще мало изученный край.

Собеседник Вуквола упомянул, между прочим, о том, что на Севере живут и совсем неведомые люди. Поскольку я в этом усомнился, он посоветовал прочитать заметку в газете “Автономная Якутия” за 26 апреля 1929 г., которая имеется в Румянцевском музее. Я разыскал газету. В ней действительно была напечатана заметка под названием “Чучуна”.

“Еще при царизме в Верхоянском, Колымском и Якутском округах было слышно, что на далеком севере находится никому не ведомый народ — чучуна. Никто этим слухам, упорно циркулирующим до сих пор, значения не придавал и не придает. Многие говорят, что рассказы о чучуна — просто выдумки. С этим нельзя согласиться... Верхоянцы знают, что чучуна — не фантазия. Есть и очевидцы.

Чучуна часто появлялись до революции. Излюбленное их место — Бутантайский наслег Верхоянского улуса (в сторону Жи-гаыска), где их видели ежегодно и даже убивали (по многим сообщениям). Появлялись по 2—3 человека рано весной и уходили, неизвестно куда (говорят, к чукчам), поздно осенью.

Чучуна высокого роста, крепкого сложения, одет в звериные шкуры, имеет очень длинные волосы, развевающиеся при беге, вооружен луком со стрелами, сторонится местных жителей, иногда забирается в погреба за съедобным, бегает очень быстро (быстрее лошади). Отмечен один случай, когда чучуна ночью в виде забавы бросал в юрту небольшими камнями.

За чучуна при царизме и во время военного коммунизма пробовали “охотиться”. 2—3 чучуна в разное время удалось убить из бердан. Трупы закопаны, и “охотники” упорно скрывают это, боясь преследования за убийство. В 1926 и 1927 гг. в Бутантайском наслеге было 2 чучуна (по одному в год)”.

Далее в статье приводился перечень местных руководящих партийных и советских работников, подтверждающих изложенное.

“В 1927 г. чукотский делегат, — продолжал автор заметки, — прибывший на съезд туземных народностей, сообщил, что, чукчи осведомлены о чучуна. Не подлежит сомнению, что все сообщения о чучуна — не выдумка... Что мудреного, если кто-нибудь обнаружил неведомый нам народ — чучуна? Якутская экспедиция Академии наук, располагающая средствами, обязана до мельчайших деталей проверить существование чучуна”.

Статейка меня крайне удивила. Неведомый народ на краю ойкумены?! Почему его представители не приходят в селения якутов, эвенов, русских? Боятся? Но ведь известно, насколько гостеприимны обитатели северных широт. Проверяла ли сообщение газеты Якутская комиссия Академии наук? С этими вопросами я обратился к доценту университета А М.Золотареву.

— Чучуна, дикие люди в Якутии? Что-то слышал. Знаете, слишком сенсационно и мало вероятно. Бывает, что местные журналисты пытаются подивить и позабавить читателя. Расспросите якутоведов.

В отделе Сибири Музея народов СССР мне сказали, что заметка едва ли пустая сенсация. В ней имеются ссылки на известных людей Якутской АССР. Видно, редакция газеты располагала серьезными основаниями, когда публиковала статью. Сотрудница, беседовавшая со мной, указала на то, что вопрос о наименовании и численности племен, населяющих Колыму, точно не выяснен.

— Недавно опубликована статья Г. Попова “Омоки” в журнале “Северная Азия”. Он считает их особым народом, но это юкагирское племя. Может быть, и чучуна какое-нибудь племя, но значившееся под другим
названием? Что касается луков, которыми, по данным автора заметки, вооружены чучуна, то удивляться здесь нечему. Ими и теперь пользуются при охоте на водоплавающую дичь. Выстрел из лука не распугивает птицу. Ну а длинные волосы? Их носят почти все эвены, эвенки, юкагиры.

Заметка не вызвала у моей собеседницы какого-либо удивления. В заключение она сообщила, что о чучуна что-то писали в каком-то сибирском журнале, и посоветовала справиться об этом на кафедре антропологии МГУ.

Доцент Г. Ф. Дебец, когда я его спросил, не знает ли он какой-либо литературы о племени чучуна, тут же ответил:

Как же, об этом писал профессор Петр Людовикович Драверт в иркутском журнале “Будущая Сибирь”, Эмоционально написано! Посмотрите.