Глава12

КИКИМОРА ЗАПЕЧНЫЙ И КУРИНЫЙ БОГ

Одно время в большой моде был талисман, амулет или просто изысканное украшение в виде простенького камушка с дырочкой насквозь, чтобы можно было вдеть цепочку. Когда в обиход входили джинсы и свитера, он хорошо смотрелся на фоне глухого свитера. На черном свитере на длинной серебряной цепочке свисает эдакий крошечный булыжничек - скромненький, серенький, ничем не примечательный. Но! Посередине камушка - сквозная дыра. Называется этот камень странно - куриный бог. На пляжах курорта перебирали камушки в надежде найти - на счастье! - куриного бога. На экзамен идешь, или на ответственную встречу - обязательно возьмешь его с собой, припрячешь где-нибудь. С ним повезет, с ним - удача.

Но почему он бог? Почему куриный? Оберегает кур? Куриный оберег? Обереги - остатки еще доязыческого прошлого. Как оберегает? От кого?

Пороемся в литературе. Находим первую зацепку: "...Не подчинены только куры, у них имеется свой бог". Вторая зацепка: "Чтобы кикимора кур не воровал, вешают над насестью, на лыке, отшибленное горло кувшина либо камень с природною дырою". У кур - бог! И это камень с дырою. А теперь прочитаем следующие отрывки из книг немного поподробней.

Б.Ф.Поршнев, "Борьба за троглодитов".

"И другая группа: домашние духи, и добрые и злые, но преимущественно охранители дома от зловредности других, им подобным. Симбиоз с человеком тесен до предела. Постоялец, гнездящийся в подвале, на чердаке или же в надворных постройках, бесшумен как лунатик, чутко избегает встреч, хотя зимой не может скрыть своих босых мохнатых следов на снегу, изредка и его самого можно подсмотреть. Это все такой же, как и леший, старик, с лохматыми волосами, с телом, покрытым шерстью. У домового (имеющего сотню местных названий) есть и домовиха, она же волосатка, маруха. По ночам домовой навещает гумны, овины и риги с хлебом, конюшни и хлевы, где сосет молоко. Если случится в одном доме или дворе поселиться двум, они ссорятся, враждуют, гонят друг друга. Но уж раз вселившись, этот изощренно приспособившийся паразит за пределы дома или усадьбы не выходит. Его и почитают, как покровителя семьи и хозяйства. Как-то тянет все это не в сказку, а в непроглядное прошлое наше, к давним темным скифам, сосуществовавших с дэвами.

Всей этой "нежити" не приписывают обычно ни рогов, ни хвоста. "Всякая нежить бессловестна" (Даль). Из всей нашей нечистой силы самым книжным, самым перекроенным и удаленным от прототипа оказался черт".

Фрэзер в книге "Золотая ветвь" пишет: "У европейских язычников обычай изгнания демонов, ведьм и нечистой силы, если судить по его пережиткам у их современных потомков, видимо, также был распространен. Так у вотяков - финской народности на востоке России (удмуртов) - палками бьют в доме и во дворе по всем углам, приговаривая: "Мы изгоняем из дома сатану".

Приведем другую выдержку из этой же книги.

В Центральной Европе благоприятным временем для изгнания ведьм считается... Вальпургиева ночь - канун первого мая... изгнание нечистой силы... сожжение ведьм... приходится на майский праздник. Мужчины поднимают шум с помощью кнутов, колокольчиков, горшков и кастрюль, а женщины носят кадильницы. Собак спускают с цепи. Все истошно вопят: "Ведьма, беги, убирайся отсюда!"

Из книги этнографа С.В. Максимова "Нечистая сила": Приживается каждый домовой к своей избе в такой сильной степени, что его трудно, почти невозможно выселить или выжить. Он живет и за печкой, и под шестком, и в подизбице, и на подволоке, хотя замечают в нем наибольшую охоту проводить время в голбцах (дощатых помещениях около печи со спуском в подполье)".

Владимир Даль сообщает, что весной наступает пора кикимору гнать со двора, а С.В. Максимов добавляет: Домовой-дворовой... похож на человека, только весь мохнатый... На дворе домовому не подчинены только куры, у них имеется свой бог.

Куриный бог!В словаре живого великорусского языка Владимир Даль объясняет:

"Кикимора - род домового.., он днем сидит невидимкою за печью, проказит по ночам, с веретеном, прялкою... В Сибири есть и лесная кикимора, лешачиха, лопаста... Чтобы кикимора кур не воровал, вешают над насестью, на лыке, отшибенное горло кувшина, либо камень с природною дырою.

Современное поверие. Камень со сквозною дырою называется "куриный бог". Найти "куриный бог" - к счастью. Носят его на цепочке в качестве кулона-амулета.

Как просто - взять, да отмахнуться от всего вышеприведенного: чушь, мистика. Кто это? Выдумка? Сказка. Дух, то есть нежить. Не живой, плоти не имеющий. У Даля же записано: чтобы кикимора кур не воровал. Вспомним: не спроста и не спуста слово молвится, говорит старинная поговорка. Значит, некто все же кур воровал. Если бы это был дух, то и воровал бы душу, например, что-нибудь нематериальное. А кур материальных, тепленьких, съедобных - кто ворует? Тот, кто хочет есть. Лиса ворует, хорек. Но они сделают лаз в курятник около земли, зачем же вешать камень над насестом? Над куриным насестом, то есть на высоте человеческого роста? Зачем продергивать лыко через горлышко кувшина или через камень с дырою насквозь, зачем реальные вещи для обороны от нереального существа?

Попробуем поставить вместо нереальности реальность во плоти и крови, с зубами и желудком, имеющую рост наравне с человеком или выше, и посмотрим, станет ли формулировка "чтобы кикимора кур не воровал" логичной и вполне объяснимой? Станет ли понятно, что такое куриный, или, как записано в некоторых этнографических документах, курячий бог?

Итак, делаем допущение. Некто, живой, невидимкою сидит за печью. Верил в это народ, долго верил, с развитием цивилизации и уничтожением природы верить перестал. Теперь, замечаем, началось движение в сторону доверия. Неудивительно: таков всемирный ход истории: мах в одну сторону, до конца, до упора, куда уже дальше хода нет. Задержка, задумка - дальше-то как, коль зашли в тупик? Обратный ход! Поворот и обратно - мах! И опять все дальше и дальше, до конца, до упора. То вправо, то влево, а мы в "телеге жизни" едем вперед; стрелки Времени машут крылом постоянно, ритмично, все время, всегда. Ворожит движение Времени, морочит.

К оглавлению